Итоги 2013-го года в литературе | Бинокль

Итоги 2013-го года в литературе

01 февраля16:02
257

Календарный 2013 год закончился уже месяц назад, а литературный - совсем недавно. Итогом стало вручение премии "Нос". "Бинокль" подвел итоги года и поговорил с критиком, лауреатом Государственной премии РФ, Владимиром Соболем о современной литературной ситуации.

Литературный год в России закончился вручением премии «Нос» («Новая словесность») 23 января. Она вручалась уже в пятый раз, а учреждена была в честь двухсотлетия Николая Васильевича Гоголя. Обладатель главного приза определялся жюри, в состав которого входят литературные критики Константин Мильчин и Галина Юзефович, литературоведы Николай Александров и Андрей Аствацатуров, а также  лингвист Максим Кронгауз. И в этом году премия  досталась писателю Андрею Иванову  за роман «Харбинские мотыльки».

«Харбинские мотыльки» - это роман о сложном эмигрантском времени 1920-1940 годов, читатель проживает его  вместе с главным героем, художником Борисом Ребровым, в Эстонии. Книга примечательна не только сюжетом, но и фактурным, предметным языком повествования, который передает предчувствие катастрофы.

Многих удивило, что жюри выбрало именно это произведение. Ведь до последнего главным фаворитом был петербургский филолог Евгений Водолазкин со своим нашумевшим романом «Лавр». Но нельзя сказать, что Водолазкин остался в 2013 не у дел, в его копилке крупнейшая литературная награда России и СНГ - «Большая книга».

Также в рамках церемонии был вручен приз зрительских симпатий, он достался Михаилу Елизарову, попавшему в шорт-лист «Новой словесности»  со сборником рассказов «Мы вышли покурить на 17 лет». Еще в аннотации писатель настаивает, что все написанное — абсолютный вымысел. Но в тексте присутствует подозрительная автобиографичность, у автора и рассказчика слишком много совпадений: внешний вид, род занятий, даже фамилия. Сюжеты Елизарова, не важно — жизнь это или фантазия, напоминают читателю манеру Захара Прилепина, а с ним сложно соперничать.

В сегодняшней литературе существует тенденция стремления к малой форме. Такие жанры, как рассказы, заметки и даже — записки, встречаются на книжных полках гораздо чаще, чем раньше. В 2013 году вышло в свет много примеров: Валерий Панюшкин и его «Незаметная вещь», Эдуард Кочергин «Записки планшетной крысы»    или Анна Старобинец «Икарова железа. Книга Метаморфоз». Многие из авторов — журналисты, а они по природе своей стремятся к краткой актуальности, чтобы поймать бóльшую аудиторию. Например, в газете «Metro» тексты составлены таким образом, чтобы читатель успевал прочесть материал, пока поезд метро идет от одной станции до другой. Похоже, что многие писатели стремятся к тому же, создавая короткие злободневные истории, которые больше напоминают газетные.


«Мне, как критику, весьма не нравится сегодняшняя наша проза. Крайне редко в ней можно найти хорошо выстроенный сюжет и выписанных персонажей. Что же касается стиля, то он часто раздражает и отвращает от чтения. Если говорить о книгах, которые находятся на слуху у читающей публики, то они чересчур публицистичны. Писатели словно соревнуются друг с другом в том, кто раньше успеет прокричать о проблемах дня сегодняшнего.

А ведь еще Иосиф Бродский заметил, что хорошая проза всегда ретроспективна. Она не должна торопиться. Она никогда не опоздает, потому что в фокусе внимания настоящего художника всегда - человек, но никак не происшествие. Не так давно появилась монография исследователя Силантьева, который обстоятельно показал, что дискурс, способвысказывания, писателя Пелевина тождествен дискурсу авторов материалов газеты "Комсомольская правда"», - комментирует литературную ситуацию Владимир Соболь, писатель, критик, журналист, лауреат Государственной премии РФ.


Ведь это нюанс не только отечественной современной литературы. Например, западный писатель Роуэн Пеллинг совсем недавно издал сборник «Эротические истории», текст которого с легкостью можно разложить на сценарий телевизионной передачи. В книге собраны любовные сказки со всего мира от времен греческих мифов до наших дней. Буквально на днях издана книга американского писателя Джонатана Франзена "Дальний остров" на русском языке. Это сборник небольших рассказов и эссе о природе увлечений. До этого в России писателя знали как автора увесистых романов, а теперь вдруг малая форма. Кстати, в кино сегодня существует та же тенденция — фильмы, состоящие из коротких новелл, например, из вышедших в последний год - «Чемпионы», «Ёлки», «Рассказы», «Интимные места» и другие. Стремление высказаться в сжатых формах, часто — в ущерб качеству, сейчас характерно для многих, возможно, в силу того, что другого раза может не быть, ведь из-за скоростей современной жизни человек  старается максимально использовать каждый шанс.

В 2013 году перевели многие западные издания, например Джоанн Роулинг и ее нашумевшую «Случайную вакансию» или "Историю иллюзий. Легендарные места, земли и страны" знаменитого Умберто Эко.


«Если пробежаться по полкам книжных магазинов, то сразу станет понятным превосходство переводной литературы над отечественной. Хотя бы просто количественное.Это, в общем, неплохо, потому как можно найти образцы для подражания. Мое поколение литераторов училось у американцев: Хэмингуэя, Фолкнера, Стейнбека, Фитцжеральда. Сейчас и за океаном тоже издатели стараются зарабатывать массовой, жанровой литературой. Но и среди современных американцев встречают писатели интересные. Недавно я открыл для себя Джона Катценбаха. Писатель умеет придумать фабулу, выстроить на ее основе увлекательный сюжет и при этом поговорить с читателем о проблемах существенных: добре, зле, способе сопротивления миру. Думаю, что примерно такой путь надо искать и отечественной литературе...»,  - рассказывает Владимир Александрович Соболь.


Говоря об итогах литературы в 2013 году, также стоит отметить, что активно развивается современная поэзия. Одним из главных поэтических событий года можно считать тот факт, что в Союз писателей приняли Геннадия Рябова.


Я родился не там. Я, поверьте, не знал, где рожусь.

И учил я не то. И не так умудрялся трудиться.

И горжусь только тем, что давно уж ничем не горжусь...

Я однажды умру. Где однажды случилось родиться.

(отрывок из стихотворения Г.Рябова)


«Поэзия сейчас намного превосходит современную прозу. Некоторые филологи говорят, что мы сейчас живем в условиях нового Серебряного века русской литературы. Я сам навскидку могу назвать десяток имен первоклассных петербургских поэтов, так называемой "кушнеровской" школы. Такие имена, как Елена Елагина, Алексей Машевский, Алексей Пурин, Давид Раскин, Александр Фролов  уже хорошо известны читателям. А ведь еще и поэзия другого толка, где тоже в изобилии замечательные таланты. Например, Жанна Сизова. Лет пятнадцать назад я познакомился с первой ее книгой. А недавно она выступала в Петербурге, и я с удовольствием узнал, что у нее вышли еще два поэтических сборника. Правда, живет она, кажется, в Великобритании. Разумеется, по большей части поэты оглядываются на Бродского, но -  куда же мы денемся от такого влияния!», - поделился с «Биноклем» Владимир Александрович Соболь.


Петербург — книжный город, здесь благоприятная обстановка не только, чтобы творить, но и чтобы печататься. Многое делало в минувшем году для литературы и правительство города. Владимир Александрович даже отметил: «Мне московские коллеги говорили с завистью — сколько денег ваш Полтавченко дает писателям!».

А библиотеки города — это не просто пыльные архивы книг. Многие из них запросто могут быть любимым местом, чтобы расслабиться и подумать, ведь там всегда тишина, а присутствие миллионов страниц мудрых мыслей и идей само по себе возвышает. Например, залы нового здания РНБ на Московском проспекте с огромными панорамными окнами отлично могут стать таким местом. Кстати, в 2014 Российская национальная библиотека отпразднует свой юбилей — целых 200 лет.

Люди хотят читать, слушать, слышать и узнавать. Радиостанция «Эрмитаж» осенью запустила в эфир передачу о книгах «Библиотека», ведущим первого выпуска не случайно стал именно организатор проекта «Открытая библиотека», Николай Солодников. Проект «Открытая библиотека», созданный еще в 2012 году, привлекает все больше жителей города, писателей и даже спортсменов. В минувшем году фестиваль "День Открытой Библиотеки" прошел в библиотеке имени Маяковского, и гости задержались там до позднего вечера. Вообще, в библиотеках Петербурга всегда что-то происходит, можно сказать, что за последний год они стали наравне с кинотеатрами или галереями. Фестивали, творческие вечера, кинопоказы и выставки всегда можно найти в какой-нибудь из библиотек.

Большое участие в литературной жизни города принимают и книжные магазины. Недавно американский “the New Yorker” сокрушался на тему того, что книжные магазины уходят из центра Нью-Йорка, остался чуть ли не один легендарный «Rizzoli». В Петербурге такой проблемы точно нет, можно даже сказать, что это его особенность – обилие небольших книжных магазинчиков именно в центре. Говоря об итогах 2013го, нельзя не вспомнить, что открылся еще один книжный магазин - «Мы» от создателей «Все свободны». Это небольшое заведение на Невском, расположенное в третьем этаже проекта Biblioteka. Атмосферное место с деревянным полом и кирпичными стенами. Создатели отказались от привычного формата магазина в пользу уюта. И получилось что-то вроде библиотеки или музея, такое себе культурное пространство, где постоянно проходят лекции и встречи. Петербург — город серый, слякотный, промозглый, и некоторые жители ищут ярких красок в книгах, а уют и тепло - в библиотеках и книжных, и что приятно - находят.

Нельзя сказать, что 2013 год стал знаковым для литературы или привнес что-то совершенно новое. Новое - это ведь хорошо забытое старое, и писатели это отлично помнят. Многое из того, что было издано в минувшем году, рассказывает о прошлом, ведь настоящее слишком призрачно. Вспомним хотя бы Водолазкина, получившего "Большую книгу" за "Лавра". Действие в книге происходит где-то между XV веком и бесконечностью, язык повествования то уходит в старославянский, то герой вдруг заговаривает словами из XXI века. Существует точка зрения, что культурный аспект сегодня движется по кругу, вот и современная поэзия не получила своего уникального названия, ее окрестили новым Серебряным веком. То есть нового понятия не выработалось, а только вспомнилось старое. Книжные магазины и библиотеки сегодня слегка напоминают литературные салоны прошлого, будь то петербургская квартира Мережковских в доме Мурузи или Аксаковские "субботы" в Абрамцево. Небольшие уютные заведения, где можно встретить интеллигентных людей, послушать лекцию, поучаствовать в дискуссии; места, куда не приходит случайный человек подыскать что-нибудь из Донцовой и захватить журнал "Теленеделя" на выходе. Кстати говоря, салоны во многом сыграли роль в становлении русской культуры. Только где-то все это уже было... Даже истории с мистификациями, такие модные раньше, встречаются и сегодня - в 2013 году рассекретили писателя Фигль-Мигль, им оказалась Екатерина Чеботарева, по этому поводу сразу вспоминается Черубина де Габриак, в прошлом веке все голову сломали в догадках - кто ею был. Все, что происходит сегодня слишком напоминает то, что уже когда-то было, такое себе дежа вю.




Текст:
Татьяна Бакун
Фото:
Татьяна Бакун, Алексей Балакин, Роман Соколов