Пропустим даму первой | Бинокль

Пропустим даму первой

02 июня03:43
257
Говорим о книге Вячеслава Недошивина «Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург». М., 2015

Этот прекрасно переизданный редакцией Елены Шубиной («АСТ») пятисотстраничный талмуд с картинками, возможно, окажется полезным в целях ознакомления широкого читателя с литературным бытом Серебряного века.

Вячеслав Недошивин – переводчик Оруэлла, лауреат «Золотого пера» и многих других премий. Однако есть смысл проявить особую наглость и указать на некоторые недостатки этой книги.

«Прогулки...»  задуманы как путеводитель по литературным адресам и биографиям поэтов, герой первого плана – Петербург. Книга состоит из двенадцати очерков, посвященных главным лицам той эпохи: «Петербург Анны Ахматовой», «Петербург Александра Блока» и т. д. Схема незамысловата, неясен сам принцип распределения глав. Почему, например, глава про Ахматову первая? Пропустим даму первой?

Одна из главных заявленных тем («очень личные истории из жизни петербургских зданий») не находит своего воплощения, провисает из-за обилия биографического материала – и не только.

В тексте «Прогулок…» очевидна попытка художественного пересказа биографии того или иного поэта, сдобренная оценочностью суждений, несмотря на язвительную оговорку в предисловии, которая, кстати, полностью характеризует авторский результат:

«А те, кто могут рассказать о поэте увлекательно, чья профессия – писать, те, к сожалению, зачастую не знакомы с предметом и глубоко, и всесторонне. И неосведомленность свою в фактах и деталях (это же сколько, простите, надо прочитать!) пытаются подменить некоей “художественностью”, попыткой “реконструировать” жизнь великого человека в меру своего понимания. Примеров тому тьма, я не открываю здесь Америку, вы и сами, не сомневаюсь, не раз корчились, читая фразы: “Гумилев подумал…”, “Блок засомневался…”, “Ахматова решила…”. Да откуда вы знаете, хочется сказать им, что он “подумал”, а она – “решила”?.. И именно этого мне больше всего хотелось (опираясь более чем на три сотни проштудированных свидетельств) избежать в своей книге. А что уж получилось – судить вам, читатели…».

Все, что подлежит осуждению Вяч. Недошивина в рамках приведенного высказывания, он сам же и реализует.

Ярко выраженная субъективность позиции автора вводит читателя в недоумение: о ком написана эта книга? об авторе? Такие вольности вызывают в читателе сомнение и недоверие.

Очевидны и стилистические неровности текста, в тени которых таится вульгарная задушевность, коррелирующая  с мелодраматическим пафосом. Обилие языковых клише, бесконечные кавычки там, где можно без них обойтись, обесценивают смыслы и уродуют рисунок письма, аллюзируя с газетным стилем.

Образ Петербурга предстает лубочным, петербургский текст как текст большой культуры лишается своих прежних свойств и обретает особую слащавость.

Жанр путеводителя представляется жанром литературы нон-фикшн. Такое письмо предполагает сохранение фактологической и стилистической точности, умение выдерживать определенную высоту и чистоту тона повествования (как пример – «Русская Швейцария» Михаила Шишкина).

Если этой выдержки нет, как в книге Вячеслава Недошивина, – читателю, увы, остается только радоваться качеству бумаги, шрифта и верстки. Это, впрочем, заслуга редакции Елены Шубиной.

На обложке: Анна Ахматова, Александр Блок, Михаил Кузмин
Текст:
Алик Цейтлин
Фото: