Большие вопросы | Бинокль

Большие вопросы

02 июля01:07
257

До четвертого июля идет выставка одного из самых заметных художников Петербурга, представителя нового поколения художественной петербургской среды - Семёна Мотолянца. Выставка «Большие картины решают большие вопросы» заняла всё пространство галереи Марины Гисич и, таким образом, продолжила череду выставок  участников группировки «PARAZIT». Ранее тут выставлялся другой её участник - Иван Тузов, художник, который известен прежде всего визуальным искусством.


Семён Мотолянец родом из Бреста, но постоянно живет и работает Петербурге. Закончил Мухинское училище, является выпускником программы «Современное Искусство» Фонда ПРО АРТЕ. Семён известен как один из создателей группы «МЫЛО», которая показывала свою «Янтарную комнату» в Милане в 2011 году,и как лауреат премии «Инновация-2009» в номинации «Новая генерация».



«Большие картины» из названия выставки должны были стать медиумом между теми самыми «большими вопросами» современности и ответами на них. На выставке представлена еще и серия люстр и картины-форточки.


Перед глазами зрителя картины, сделанные по всем канонам классического импрессионизма. Видоизмененные с помощью текста на них, они ассоциируются с целой чередой художников-концептуалистов. На ум приходят Эрик Булатов (но здесь важно подчеркнуть, что Булатов с помощью текста подчеркивает пространство картины, в то время как Семён размещает текст так, что он никак не взаимодействует с действием, пространством картины), концептуальность Ильи Кабакова,  текстуальность Кошута и ирония полотен другого современного художника из Петербурга, Василия Голубева.



Но в отличие от Василия Голубева, Мотолянца нельзя назвать живописцем-рассказчиком. При взгляде на полотна Семёна в сознании зрителя возникают два противоречия - надпись на картине как бы заранее подхватывает то, что приходит на ум. С другой стороны, оно опровергает каноны современного искусства тем, что говорит: «Вот, я картина, во мне ничего нет! Только пошлый закат!».


Таким образом, в картинах собрана рефлексия автора, получившего традиционное образование художника, но который как будто понимает, что то, чему его научили, оно застыло во времени, оно не рефлексирует и повторяется, не неся в себе чего-то нового. И тут появляется текст. Возникает коммуникация художника со своим творением и коммуникация со зрителем. В голове зрителя проносятся сотни картин, что ему уже удалось повидать, но которые не имея текста, являются просто репрезентацией того запечатленного момента, вспышкой, в то время как картины Мотолянца - это знак "Стоп", вектор в вечность. Вспоминается фраза, сказанная в одном интервью Мотолянцем: «Адресат у нас очень четкий, без посредников - вечность!». Похоже, это жизненное кредо художника.



Другой формат, с которым работает Семён - это картины-форточки. Собранные в дальнем зале галереи, картины имеют в себе трехмерное пространство в виде деревянной буквы поверх двухмерной картины. Здесь заметно акцентирование внимания зрителя именно на пространстве - буквы на картинах часто ниспадающие, уходящие в даль, что подчеркивается первой, деревянной буквой из слова, отображенной на картине. Здесь присутствует пространственность Булатова, но в ее новой, трехмерной реальности. Первая буква приделана на шурупах, что дает возможность зрителю изменения картины, изменения пространства. Эта буква - как ручка от окна, которую стоит повернуть для того, чтобы испытать то, что скрывается за окном.


Как материал, Мотолянец так же использует резину. Можно вспомнить множество  инсталляций «Паразитов» из черной резины, напоминающей резину покрышек - таким образом Мотолянец напоминает о причастности к арт-группе PARAZIT. В особенности с этим материалом любит работать основатель группы Владимир Козин. Резину можно заметить в люстре Мотолянца. Одна из нескольких люстр, представленных на выставке, оказывается над зрителем как только он попадает в галерею.



Искусство всегда воспринималось как источник света, просвещения, поэтому художник обращается к люстрам. Люстру «Источник искусственного освещения — звезда» можно интерпретировать как искусство, которое своей многозначностью давит человека, как в детской песенке про раздавленного кузнечика, которая написана по ободу люстры. Или как фигура художника, которая в картинах часто давит зрителя властью своего видения мира, поэтому, поднимая голову, мы можем видеть фигуру Мотолянца поднимающего над нашей головой свой ботинок. Стоит отметить, что это очень сильная инсталляция,  которая может иметь в себе множество интерпретаций.


Творчество Мотолянца - это рефлексия художника на тему капитализма в художественной среде и в мире, идентицификация художника как мыслителя. Его эмоциональные замечания к миру, которые каждодневно приходят в голову каждому человеку, сталкивающемуся с трудностями современности. Перед зрителем некий эпатаж, вызов, но это вызов времени посещает и самого зрителя. Картина задает вопрос, который зритель часто боится спросить самого себя. Он отбрасывает эти вопросы в сторону, так как они связаны с непониманием того, что, как кажется, понятно многим.



Текст:
Екатерина Гусева
Фото:
Юлия Мохнаткина