Тоска в Третьей империи | Бинокль

Тоска в Третьей империи

20 августа22:43
257

В Малом драматическом театре (МДТ) идёт новый спектакль Льва Додина «Страх. Любовь. Отчаяние» по пьесам Бертольда Брехта. «Страх и отчаяние в Третьей империи» и «Разговоры беженцев» были написаны драматургом в эмиграции в годы правления Гитлера и стали своеобразным протестом против разлагающего тоталитарного режима в Германии.


События постановки разворачиваются в немецкой пивной, представленной двухэтажной стеной с огромными стеклянными витринами, сквозь которые видно внутреннюю жизнь заведения. Готовит кухарка, разносит напитки бармен, едят и пьют люди, играют музыканты. А у самого края сцены, на улице за небольшими столиками, несмотря на дождь, сидят герои. Их истории происходят на глазах у зрителей.

Несколько сюжетных линий развиваются через диалоги разных компаний, периодически взаимодействующих друг с другом. Вот судья (Игорь Иванов) разговаривает со следователем (Владимир Селезнёв) и советником (Сергей Козырев), пытаясь принять решение: обвинить ли ему еврея, который скорее всего ни в чём не виноват и у которого влиятельный компаньон, или же обвинить другого человека (но таким образом пойти на конфликт со штурмовиками). Вот семейная пара Фурке (Сергей Власов и Наталья Акимова): муж не сдерживает своего отвращения к правительству в присутствии сына, а когда тот неожиданно убегает, семья начинает ждать ареста. Вот сидят беженцы Циффель (Татьяна Шестакова) и Калле (Сергей Курышев) и рассуждают о том, что значит человек без паспорта, что такое «порядок» в представлении власть имущих, и невесело шутят про свою новую жизнь. «Вы придумываете идеальное государство, а мы должны его создавать». Разговоры и размышления прерываются звонками еврейки Юдифи (Ирина Тычинина), которая не хочет оказаться обузой для своего супруга Фрица (Олег Рязанцев), и готовится к отъезду из Германии — обзванивает близких, чтобы они не оставили мужа одного.

Задумчиво и довольно неспешно идут эти беседы, прерываемые музыкальными паузами. Персонажи пьют пиво, курят, терзаются своими печалями и произносят меткие замечания. Их, впрочем, не успеваешь хорошенько просмаковать, потому что уже звучит следующий яркий комментарий.


Гнетущую и тоскливую атмосферу на время развеивают ввалившиеся в пивную громкие штурмовики. Их появление оживляет всё вокруг и рождает наиболее напряжённую сцену противостояния Геберле (Евгений Санников) и Франца (Станислав Никольский), от которой зритель внимательнее начинает следить за происходящим и больше переживать за героев.

Игра актёров заставляет сочувствовать жителям Третьего рейха и волноваться за их судьбы. Тяжелы метания персонажей: кто-то навеки теряет свою любовь, кто-то родину, а кто-то готов исполнять любые требования, но никак не может понять, что именно от него требуют. «Я готов преподавать все, что они хотят. Но что именно они хотят? Если бы я знал! Разве я знаю, какой им требуется Бисмарк?» Загнанные в своей же стране, в своём же доме и даже в семье. Воспоминание о прошлом и опасения за будущее — вот и весь удел.

В чём же была задумка? Если постановка является некоторой азбукой тоталитаризма, то выглядит она не особо интересно: исчерпывающе эта тема была раскрыта в «Мы» Замятина, «1984» Оруэлла, спектакле МДТ «Враг народа»... При довольно частых упоминаниях и обсуждениях несколько странным на сегодняшний день выглядит повторение столь популярной у публики темы. Можно было бы ограничиться прочтением пьес Брехта.


В то же время мысль режиссёра может скрываться между строк. Жители нашей страны неплохо представляют себе последствия жёсткого контроля со стороны государства, не брезгующего пропагандой. Возникает вопрос: не является ли данная постановка предупреждением, опасением за возможное будущее России, Европы, мира? Уж слишком актуально и понятно звучат многие печальные шутки полувековой давности. «Нам опротивела наша страна из-за патриотов, которые в ней хозяйничают». Возможно, стоит задуматься и не бездействовать, проклиная жестокость судьбы и бесконечно отшучиваясь, как делают герои на сцене. Возможно, настало время признать: каждый человек ответственен за то, что происходит на планете. И если везде беспорядок, то в том есть и его вина.

Однако сложно сказать, что спектакль вызывает желание обдумывать подобные глубинные смыслы. Важно то, что у зрителей есть возможность познакомиться с двумя интересными пьесами Бертольда Брехта и, быть может, проникнуться переживаниями героев.

Текст:
Константин Петров
Фото:
Официальные источники