Свой среди чужих | Бинокль

Свой среди чужих

08 сентября15:18
257

На базе Санкт-Петербургского института кино и телевидения группа креативных студентов под руководством одного из своих преподавателей — кандидата экономических наук Владимира Леонидовича Скобелева в 2017 году создали первый в вузе студенческий театральный коллектив «КиноТвТеатр». Менеджер коллектива Хивон Джанг и актриса Анастасия Трофимова (по образованию — обе журналистки) рассказали нам о сложностях театральной жизни, неудачах на первых репетициях, «своём театре» и планах труппы после карантина.

Хивон, Настя, привет! Расскажите, почему вы, учась по специальности «журналистика», решили заняться театром и организацией спектаклей в вузе, где уже есть актёры со своими спектаклями?

Н: Привет! На самом деле лично я в целом очень люблю театр и всё, что с ним связано. На 2 курсе появилась возможность присоединиться к совершенно любительскому театру, который развивался с нуля. Меня подкупило и привлекло то, что приглашали абсолютно всех и брали тоже всех. Единственное требование было — стабильно ходить на репетиции. Поступления в театральные вузы я боялась дико! Мне это казалось чем-то далеким и безумно сложным. А тут такой хороший вариант. И да, кстати говоря, я никогда не сравнивали себя с нашими «китовскими» актёрами. Я лично про них не знала и не слышала ничего, а про программы и спектакли — тем более. Мы были отстранённые театральные деятели и самоучки, которым разрешили творить! Вот мы и творили.

То есть ваш театр, по сути, стал чем-то вроде своего места, среди чужих?

Н: Что-то вроде!

Х: Именно так.

Это была идея студентов вашего вуза или инициатива конкретного преподавателя?

Х: Началось все в 2017 году, когда у нас в вузе началась «Медиаметрия». Наш преподаватель, Владимир Леонидович Скобелев, всю жизнь занимался театром, и его давняя мечта была — организовать свой собственный. Ну и он решил попробовать. Объявил на «Медиаметрии» о наборе в труппу, спросил, есть ли желающие. Я помню, как набрался небольшой кабинет, человек 10 точно. Ну а потом, в течение трёх лет, в разное время подтягивалось еще больше людей. Владимир Леонидович изначально взял на себя задачи по договорам с арендой киноконцертного зала для представлений и аудиторий под наши репетиции.

Н: Да, заняться организацией спектаклей нам предложил преподаватель, это была не стопроцентно наша идея и ничья другая. Он хотел слепить актёров из «сырого теста», то есть совсем неподготовленных к этому морально.

А сложно было с организацией самих репетиций? Трудно было совмещать с учёбой?

Х: Я была даже не менеджером, а кем-то вроде «человека-оркестра». Иногда костюмы ходила искать, иногда делала плакаты, часто сцену крутила. Помогала с идеями для сценариев. Во время репетиций не было такого уж стресса, а вот перед премьерой у нас у всех закипало. Мы были на пределе, так как очень много задач и мыслей, и плюс ко всему — нужно было быстро реагировать на какие-то нюансы, чтоб ничего не сорвалось. Этим как раз тоже занималась я.

Н: Мы репетировали два дня в неделю по будням в вечернее время и одно воскресенье раз в две недели полный день. Сложность в организации сравнялась со сложностью собрать энное количество человек вместе, в одно время и заставить их что-то делать. Собственно, как и в любом коллективе, тут свои издержки — опоздания, неготовность к занятию, отсутствие инициативы, мотивации, настроя, зажимы и прочее. Прошли через все! Сложнее стало потом, когда нас в «труппе полтора инвалида» (рабочее название) осталось всего четверо, а начинали мы с 10+. Тем не менее мы справились и даже поставили новый спектакль! Совмещать с учебой было нормально, репетиции мне очень нравились, а любимое дело не может напрягать. Спать хотелось всё больше и больше, но что делать, мы же студенты.

Были какие-то тимбилдинги, медитации, разные приемы, которые помогали вам избавиться от зажимов и отсутствия мотивации?

Н: Да, конечно. До начала репетиций уже готовых спектаклей у нас был небольшой кружок по различным видам «прокачки» мастерства. Собственно, как и у любых актёров. Там мы и научились бороться с ленью и зажимами. Крики, медитации, дыхание, бег — и ещё очень много разных штук.

Х: Кстати, да. мы очень много времени уделяли тому, как двигаться, как говорить, как смотреть! Про стойки вообще молчу. Было много смеха и зажимы постепенно уходили сами собой.

Как вы выдерживали нагрузку от учёбы и репетиций одновременно? Каково это вообще — совмещать неактёрское образование и театральную деятельность?

Н: Совмещать неактёрское образование с театральной деятельностью очень просто в моральном плане, если твоя специальность, в моём случае — журналистика, тебе не нравится, а театральная жизнь очень даже. Это был мой 3 курс, перевод на очно-заочное и выход на несколько работ одновременно. Вот с физической точки зрения тут оказалось несколько труднее в плане распределения задач и времени — работать, репетировать, писать рефераты и работы по учёбе... Это было не слишком просто, но вполне реально, раз я ещё жива!

А расскажите про ваш репертуар. Я правильно понимаю, что у вас было всего два спектакля? Как вы выбирали произведения, по которым писались сценарии?

Н: Мы начинали с самого нуля, поэтому к вопросу полноценных спектаклей подошли только спустя год. Первый спектакль «Пошлые люди» мы поставили 16 декабря 2017 года. Его же мы играли ещё дважды — весной 2017 и 14 декабря 2019 года. Тема, наверное, скрывается в отношениях между главным героем и окружающими: «Пошлые» = «неестественные», «притворные». Это комедия из нескольких пьесок, эпоха начала XX века. Последний вышел с дополнением в виде ещё одной короткой «пьесы после титров». Помимо «Пошлых» 26 апреля 2019 мы поставили новый спектакль — «Женщина-дьявол» — мои первые главные роли! Это тоже 3 пьесы, которые объединялись самим названием и финальными словами моей героини «Так теперь вы скажете, что женщина — дьявол?». В каждой пьесе главной героиней являлась женщина. Посыл следующий — без женщин в мире мужчинам никуда и никак. По личным ощущениям он был самый мощный, самый насыщенный. Играли, как в последний раз (мы заканчивали 4 курс, дописывали дипломы, по сути, чувствовали конец эпохи). Я после него впервые прокричала «МЫ АКТЁРЫ», так захлестнуло мощно! А последний «Пошлые люди» зимой 2019 года отмечу для себя как самый «профессиональный» для нашего уровня. Материал тот же, что и 2 года назад, но наполнение... Иное, более точное, спокойное, правильное. Не идеально, конечно, но хорошо. Для нас, как минимум.

Х: «Пошлые люди» ставились по рассказам Аркадия Аверченко, а «Женщина-дьявол» по Просперу Мериме и Анатолю Франсу. Выбором тем для спектаклей занимался наш режиссер и художественный руководитель, Владимир Леонидович. Сценарии, кстати, в основном писал тоже он.

Одобрял ли сам вуз вашу деятельность? Может, как-то поощрял?

Х: Ну, у Владимира Леонидовича вообще всегда были налажены контакты с руководством вуза. Он преподавал на ректоровской кафедре, так что с их стороны проблем и каких-либо застоев не возникало. «Аудитории? Киноконцертный зал? Пожалуйста, берите, только ключи вернёте потом». По моему мнению, они относились к новому «проекту», если так можно нас назвать, относительно нейтрально. «Ну, театр, и театр. Здорово». Ни негатива, ни трепета особого не было. Зато зрителей было много, в том числе и из других преподавателей.

Планируете ли вы выступать в будущих сезонах?

Х: Я ещё в 2019 году уехала учиться в Южную Корею, но театр и без меня продолжал работу и даже планировал новые спектакли. После Нового года ребята начали работу сразу над двумя постановками: одна была более сложная, её готовили на декабрь. А вторая, покороче и попроще, на май. Оба спектакля были поставлены по произведениям Антона Павловича Чехова. В марте все активно репетировали, чтобы показать спектакль в мае, но пандемия все поставила на паузу.

Н: К сожалению, карантин нас «разрушил». Планы были большие, как упомянула уже Хивон, мы замахнулись на драматические произведения по Чехову, но, видимо, не судьба. За всё это время мы несколько раз встречались в виртуальном пространстве, чтобы решить, что делать с репетициями и спектаклями в целом. В итоге мы решили заморозить проекты до момента, когда можно будет встречаться вживую.

Лично я выступать и дальше, даже вне вуза, хочу настолько, что сейчас поступаю в театральные вузы. Для меня, человека, которому пять лет назад абитуриенты театральных казались чуть ли не богами, это приятный шок. За время в «своем театре» я ощутимо выросла, окрепла и накопила силы для того, чтобы развиваться и дальше. И это прекрасно!

Надеюсь, что в итоге все образуется и ваш театр вновь откроет свои двери уже и для новых участников! А расскажите, какие у вас в целом впечатления о «вашем театре»?

Н: Незабываемое было время, со своими подъёмами, кризисами (поставить спектакль буквально вчетвером + режиссёр — бесценно), перезагрузкой (в начале учебного года 2019 мы сделали новый набор, так как «старички» отвалились), эмоциями и полным отсутствием актерского опыта. Жду с нетерпением, когда нам всё же объявят о том, что репетиции возобновятся, что мы вновь увидим друг друга и продолжим наш прекрасный путь вместе!

Х: Вообще у нас образовался такой, очень любительский маленький театр, но мы все как семья, и это сильно чувствовалось. Всё было по любви, как говорится, никто никого не заставлял и не принуждал. Всем было интересно, поэтому, я думаю, всё у нас так хорошо получалось. Все трудности забывались после того, как мы получали результат. Как бы банально это не звучало. Надеюсь, что в будущем всё возобновится, и я буду приезжать в Питер в том числе, чтобы посетить свой любимый «КиноТвТеатр»!

Текст:
Влада Мартус
Фото:
Официальные источники