За масками гоняюсь по пятам | Бинокль

За масками гоняюсь по пятам

11 апреля22:48
257

Второй сезон иммерсивного шоу «Безликие», а точнее — его обновлённая версия, был запущен в Петербурге в конце 2018-го года.

ИММЕРСИВНЫЙ ТЕАТР

Задача иммерсивного спектакля — максимально погрузить зрителя в действо и подарить ему уникальный опыт почти полноправного участника шоу.

Режиссёры, актёры, художники, музыканты и другие выстраивают свой синтетический мир, а публике дают возможность почувствовать себя частью иной реальности, находящейся по ту сторону кулис. Приобретается опыт жизни в ином измерении. Зрители не просто наблюдают за игрой актёров и сюжетными линиями персонажей, но сосуществуют с ними в том же пространстве.

СТАНОВЛЕНИЕ «БЕЗЛИКИХ»

В 2016-м году Мигель («Танцы на ТНТ») вместе с зарубежными режиссёрами Виктором Карина и Мией Занетти ставит в Москве шоу «Вернувшиеся» по мотивам пьесы Генрика Ибсена «Привидение».

Дальше последовали «Безликие». Новое шоу — приквел к предыдущему: публика смогла узнать, что происходило за пять часов до событий «Вернувшихся». Мировая премьера состоялась в Петербурге 9 ноября 2017-го года.

5 октября 2018-го был запущен второй сезон. Структура пьесы претерпела изменения. В итоге несколько сюжетных линий развиваются параллельно друг другу, и, как сказала Мия Занетти, «зритель сможет увидеть несколько спектаклей в одном». Основное нововведение — у шоу три финала. Они происходят единовременно и не противоречат друг другу.

ИГРАЙ ПО ПРАВИЛАМ

Шоу идёт 2,5 часа.

В назначенное время посетителей приглашают на инструктаж. Всё будет проходить в так называемом Городе, у входа в который нам раздают маски.

Конферансье объясняют правила поведения. В Городе нельзя разговаривать, пользоваться телефонами, фотографировать и снимать видео. Естественно, нельзя причинять вред жителям, гостям и имуществу Города. И одно из самых важных правил: нельзя снимать маску. Ведь Безликие – это и есть зрители в масках. Молчаливые фантомы, призрачные жители, которые только наблюдают.

Ещё звучат речи в духе «станьте жителем Города», «освободите свои разум и душу», «под маской вы можете быть собой». Слышна претензия на… На что? На революционность? Загадочность? Может быть, на то, что шоу откроет в нас ещё непознанный микрокосмос и позволит понять глубины собственного бытия? Такой пафос Mr.Freeman’а не производит должного впечатления и скорее вызывает скептицизм.

«МАКЕТ ОКАЗАЛСЯ СИЛЬНЕЙ»

Действо проходит в доме Мишукова (Дворцовая набережная, 20). Город располагается на четырёх этажах особняка. Около 50 локаций, каждая из которых оборудована «по назначению».

Круглые столики, барная стойка, полки с бутылками, липкий (должно быть, от пролитого вина) пол — здесь находится таверна. Прозекторский стол, умывальник, схемы человеческого тела на стенах, наборы инструментов и склянки — это операционная местного доктора, тут же вход в аптеку. Ещё много чего: лавка мясника, часовая мастерская, кабинет алхимика, гримёрка актрисы, почта... Город разнообразен.

Тени, тусклые источниками света, обилие мелких деталей, не сразу заметные переходы из одной локации в другую. Всё это с одной стороны путает посетителей, с другой – создаёт иллюзию иного, полуреального, полутеатрального мира.

Почти везде слышна музыка Антона Беляева — психоделический набор шумов, свиста ветра, гулких протяжных мелодий, старых записей (будто звучащих из рупора граммофона). Звуки формируют загадочную, жуткую и непонятную атмосферу, словно ты внутри сна.

Можно трогать все предметы вокруг. Главное, не забыть вернуть их на места. Возможность взаимодействовать с окружением сначала поражает воображение. К сожалению, ничего сверхъестественного не подворачивается (разве что при входе можно обнаружить странную записку, а потом даже полноценное письмо в гримёрке Актрисы.) Обычно попадается набор одинаковых склянок, пустых листов бумаги, или малоговорящих предметов. Сомнительное удовольствие.

И всё же сочетание освещения, звуков и декораций создаёт какой-то другой мир. Мир Города.

ПРО ЧТО?

Слова про «увидеть несколько спектаклей в одном» и «собственный финал у каждого зрителя» преувеличены. Скорее «отрывки нескольких спектаклей в одном» и «финал одной из трёх основных сюжетных линий».

При входе в город непонятно, куда идти. Все направления открыты, и я начинаю хаотично расхаживать из одной комнаты в другую. Нахожу кабинет нотариуса, роюсь в бумагах —чистых листах. Заглядываю в пустую коморку, рассматриваю вещи. «Наверное, это комната оккультиста», — думаю, выходя наружу. Там встречает строгий взгляд оккультиста, актёр проходит мимо и закрывает дверь перед моим носом. Среди потоков зрителей в белых масках иногда пробегают люди с открытыми лицами — актёры. Если хочется получить кусочек сюжета, нужно следовать за ними.

Можно выбрать другую стратегию: ходить от одной локации к другой, желая охватить как можно больше, собрать максимум информации. Получается калейдоскоп из как будто случайных и не всегда связанных между собою сцен. Приходится додумывать, что и из-за чего происходит.

Таким образом финал прошёл как-то мимо. То есть посыл итогового монолога понятен, но как и почему герои пришли к этому — нет. Осталось больше вопросов, чем ответов. А это я ещё попал на финал с героями, которых чаще встречал в сценах.

Конечно, на сайте есть либретто, но и оно не даст полного представления. Разве что назовёт всех персонажей шоу и даст небольшие характеристики, что облегчает понимание событий – не сильно.

Сюжетные диалоги разбавляются рассуждениями на вечные темы. Что есть смерть? Что есть свобода? На что мы тратим отведённое нам время? Эти размышления не особо впечатляют. Мысли банальны, избиты и используются как статусы в соцсетях.

Не стоит отрицать важность таких советов как «цени каждый миг своей жизни» или «не бойся быть собой». Но они настолько личные, что имеют смысл только тогда, когда дойдёшь до них самостоятельно. Когда же тебя пытаются научить этим «формулам», преподносят как революционное открытие — в ответ хочется только снисходительно улыбнуться.

Но нужны ли самому актёру все эти глубокие рассуждения, если его даже не всегда слышно? То музыка заглушает, то герой отворачивается от публики говорит что-то быстрым шёпотом себе под нос. Это театральный брак? Или такая попытка внести реализм: бывают же ситуации, когда мы не слышим человека? Или это смелый вызов содержательности — к чёрту смысл, главное — впечатления?

В итоге ухожу со спектакля, очень смутно понимая, о чём всё это время мне пытались рассказать. Какой тут был нарратив?

Если сюжет не важен, тогда зачем столько сюжетных линий и целых три финала? Сами актёры отмечали, что неправильно пытаться разбираться в сюжете — шоу не про это. Тогда зачем давать зрителям ложный след? Может быть, лучше было бы оставить одну атмосферу?

EXPIRIENCE

Создатели шоу хотели, чтобы зрители сбросили с себя «кармический груз» и позволили себе быть не такими, как в повседневной жизни, а настоящими. Скрывающая личность маска должна в этом помогать.

Возникает желание подыгрывать этому миру. Движения стали более плавными, передвигаюсь от одной локации к другой какими-то рывками. Обязательно надо было водить руками по стенам и косякам дверей. Если же рядом появлялся актёр, то нужно было подойти так близко, чтобы не мешать ему двигаться, но показать, мол, я тебя не боюсь, я призрак и стою там, где хочу. Когда же кто-то из персонажей проходил мимо моего лица и смотрел мне в глаза, я наклонял голову набок: сначала в одну сторону, потом в другую (так ведь должны слушать призраки?). Короче, цирк для самого себя с собой в главной роли. Это было мимолётное ощущение, в котором нет ничего такого сверхнеобычного, яркого, занятного.

Единственный случай, когда было что-то похожее на погружение в мир: мужчина сидел один за столиком в таверне. Я решил подсесть. Мимо проносились актёры, другие маски. Возникали моменты, когда никого в таверне больше не было: он, я, музыка и полумрак. Вскоре мне надоело сидеть на месте, и мои приключения продолжились. Почему этот мужчина сидел: потому что хотел почувствовать себя жителем города, посетителем таверны, или потому что просто устал и решил отдохнуть? Это был один из самых атмосферных моментов.

Ещё в «Безликих» существуют понятия public и personal experience (общий и личный опыт).

Общий опыт — это когда несколько человек видят страдания одного из героев и сопереживают ему. То есть самый обычный театр, только зрители в праве сами выбирать точку обзора.

Личный опыт — уже поинтереснее. Тут актёр выбирает кого-то из публики, уводит в сторону и остаётся с ним наедине. Актёр забирает маску у зрителя, и происходит то ли разговор, то ли монолог. Такой personal experience бывает не у всех. Но, со слов представителей по связям с общественностью и самих актёров, эти встречи и личные беседы в Городе оказывали неизгладимое впечатление как на зрителей, так и на исполнителей. Люди переосмысляли свою жизнь, открывали что-то в себе… Более конкретных рассказов у меня нет, как и причин не верить в особый эффект personal experience.

Расскажу подробнее, так как прошёл через это.

ОБЪЕКТИВНЫЕ ЧАСЫ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Не желая бегать в свите одного из героев, пытаюсь найти какого-нибудь одинокого актёра.

К счастью, я вовремя оказываюсь свидетелем ссоры Актрисы и Часовщика. Большая часть масок бежит следом за девушкой, пока я составляю компанию отверженному парню. Мы доходим до гримёрки его возлюбленной, где он грустно смотрится в зеркало, а я просто сижу на соседнем стуле и слежу за актёрской игрой.

В какой-то момент Часовщик поворачивается и смотрит мне в глаза. Он протягивает руку, подаю, и меня утягивают из гримёрки куда-то по переходам Города. Пока переходим с одной лестницы на другую, ловлю на себе удивлённые взгляды других масок.

Наконец доходим до часовой мастерской. Часовщик сажает меня за столик. Он запирает все двери и снимает с меня маску. Вижу в окне комнаты озадаченных зрителей. Что бы ни случилось, они будут свидетелями.

Часовщик садится напротив меня. Начинается рассказ о том, что мой товарищ давно работает часовщиком, непрестанно думает о времени. И вот он пришёл к мысли, что у всех людей есть часы объективные, и часы субъективные. Всё это время стараюсь слушать его серьёзно, чтобы не помешать актёру и прожить момент.

Потом он задаёт мне вопрос: сколько мне нужно времени? Понимаю, что отмолчаться не получится, и судорожно подбираю ответ. Сколько нужно времени… для чего? До чего? До смерти? Или чтобы что-то доделать? Не разобравшись окончательно, выпаливаю:

— Наверное, лет 40.

— 40? — задумчиво повторяет часовщик, будто бы недовольный моим ответом, встаёт и отходит к своему столу. Возвращается уже с моей маской.

— Пусть будет 40, — отдаёт мне маску.

Как только я скрыл своё лицо за белым пластиком, он добавляет:

— Цени каждый миг.

Он уходит и продолжает биться в конвульсиях, рассматривать свои часы и расхаживать по мастерской.

Вывод вполне очевидный. Разве что вопрос поставил в ступор и немного выбил из равновесия. (Я не был настроен уточнять, про что он спрашивает.) Это было необычно, интересно как первый опыт, но восхищения не последовало.

Может быть, этот приём был рассчитан на более впечатлительного человека, или же на того, у кого был бы какой-нибудь жизненный вопрос. Но там оказался я.


КОМУ НУЖНА МАСКА?

Справедливо было бы узнать: насколько моя маска — «залог безопасности, анонимности и безнаказанности»?

Однако какая разница, видят ли другие мою реакцию на происходящее или нет? Тем более, что сквозь маску всё равно видны глаза, по которым угадываются эмоции. Как метко сказал мой коллега: «маска нужна не зрителям, а актёрам».

Иногда актёры подходят так близко, что играют чуть ли не нос к носу. Такая близость уже вызывает дискомфорт. И зритель может улыбнуться, а то и засмеяться. От чего угодно. Это вполне может отвлечь человека от роли и сбить с пойманной волны.

И всё-таки актёры честно справляются со своей задачей. Они вживаются в роль и существуют по законам предложенного мира. Как будто не видят окружающие их маски, но при этом могут реагировать на них и даже менять манеру своей игры. То есть у зрителей нет возможности напрямую менять происходящее: слова, локации, концовки не поменяются. Но то, как это будет сыграно и прочувствованно, во многом зависит от публики.

ИДТИ ЛИ?

После шоу была возможность пообщаться с актёрами. Об этом знали все зрители, но в баре мало кто остался, но находились среди них и те, кто хотел поделиться своими впечатлениями с артистами.

Ольгой Вечерик, исполнявшая роль Актрисы, и Сергей Луняка (Доктор) рассказали, что впечатления важнее понимания сюжета. От них же можно услышать, что есть люди, которые приходили на шоу несколько раз. Чтобы увидеть сюжет целиком, чтобы исследовать этот необычный мир или просто потому, что им нравится чувствовать себя частью Города.

Размышления актёров о том, как это может помочь людям, выглядели несколько туманными. Во-первых, потому что было неуместно рассказывать конкретные истории – это очень личное, что остаётся между героем и зрителем. Во-вторых, потому что и иммерсивный театр держится за такое неосязаемое, эфемерное понятие, как ощущение. Но актёры говорили увлечённо. По ним было видно, что они верят в своё дело и в его значимость.

Вскоре после того, как попадаешь в театральное пространство, может показаться, что это какое-то элитарное шоу, рассчитанное на пресытившихся обычным театром и ищущих экзотических ощущений. «Безликие» же позиционируют себя как зрелище для всех. Для искушённого театрала и для любителя классики, для молодёжи и пожилых. Каждый может (и, по словам организаторов, даже должен) побывать на шоу, чтобы познакомиться с иммерсивным форматом и сформировать своё отношение.

Стоит упомянуть, что самый дешёвый билет на шоу стоит 3500 рублей, если нет никаких скидок. Однако сложно назвать эту цену завышенной. С учётом масштабов площадки, задействованного персонала, систем слежения и контроля для экстренных ситуаций было бы наивно надеяться на дешёвые билеты. С другой стороны, существует риск разочарования и неоправданных ожиданий. А ведь есть ещё билеты VIP-билеты, стоимость которых начинается с 15000, а отличаются они только гарантированным personal experience и доступом к VIP-бару, но это уже не совсем о театре.

Это шоу вряд ли подойдёт тем, кто в штыки воспринимает любые театральные эксперименты, но для тех, кто к ним открыт, это может стать очень ярким и оригинальным опытом.

Текст:
Константин Петров
Фото:
Официальные источники