Образы Майи Плисецкой от российских дизайнеров | Бинокль

Образы Майи Плисецкой от российских дизайнеров

16 октября00:20
257

Как известно, в мае на девяностом году жизни покинула этот мир Майя Плисецкая - икона балета и моды. К большому юбилею, который должен был состояться в ноябре, Шереметевский дворец и сама Плисецкая готовили большую выставку в честь её творчества. Трагичным образом, выставка, над планированием которой работала сама Майя, стала мемориальной. "Божественная Майя" в интерьерах Шереметевского дворца.


Великой русской балерине был близок мир искусства костюма на протяжении всей её жизни. В советское время, не имея возможности приобретать платья парижских кутюрье, да и вообще следить за мировыми тенденциями и вкусами, воспевавшими европейскую эстетику женской красоты, Майя интуитивно отдавала предпочтение, например, тем русским тканям, цветочные «принты» на которых на самом-то деле перекликались с тем, что создавал Dior в 1960-ых. После одних из парижских гастролей Плисецкая открыла отечественному балетному театру удобнейшие лосины для танцоров из искусственного эластичного материала, из которого тогда делали купальники. В Париже, благодаря Екатерине Фурцевой, балерина познакомилась с Пьером Карденом и Надей Леже - супругой известного французского художника Фернана Леже, которая ввела её в артистический парижский бомонд.


История отношений между Карденом и Плисецкой - это многолетний творческий союз, вдохновлявший кутюрье на произведения искусства - искусства костюма, парадного светского и специализированного балетного. Сейчас около двадцати из них можно видеть экспонированными на выставке в Шереметевском дворце. Безусловно, как образцы высокого вкуса, они не нуждаются в комментариях и излишних возгласах. Это сценические костюмы, эксклюзивно созданные и подаренные Карденом Майе Плисецкой для «Анны Карениной», «Чайки», «Дамы с собачкой», «Синей птицы». В них хорошо прослеживаются переклички с оригинальными произведениями великих русских писателей и характер балерины - утончённой женственности и яркости в каждом амплуа.



Однако, пожалуй, основным объектом внимания на выставке являются костюмы известных петербургских и московских дизайнеров, а также выпускников городских университетов дизайна моды, созданные в память о великой балерине.


Открывают экспозицию «платья-памятники» Алёны Ахмадулиной и Ольги Маляровой. Первое - вдохновлено ролью Чёрного лебедя Плисецкой. Ткань для него была расписана в виде перьев вручную английскими мастерами марки De Gournay. Платье от Маляровой - это тоже перья, но, что очень в её духе, они натуралистичны, отдельны, чрезмерно роскошны в своём золотом и серебряном блеске. Костюм-посвящение Яниса Чамалиди рассказывает об образе “денди” балерины: полупразрачное, полуплатье-полуфрак, чёрное и белое.


Отдельный зал выделен для двух платьев - Пьера Кардена и Татьяны Парфёновой. Словно в диалоге, лишь они подсвечены в абсолютно тёмном помещении. Многогранный чёрный и зелёный. Венецианцы в эпоху Возрождения впервые использовали разнообразие одного чёрного, объединив в одном костюме шёлк и бархат в этом цвете. Карден, большой знаток эпохи, да и вообще истории искусства и моды, обратился к этому эффекту в своём знаковом концертном платье для спектакля “Мода и танец”. Татьяна Парфёнова создала высокую инсталяцию с платьем “До дна” - о том, как образ совершенной балерины и женщины “проникает до глубины души, касается её дна”. Принтированное фотографией лебедя, как идол оно возвышается над гладью “воды” - глянцевой поверхности постамента - и захваватывает дух.



Платья Владислава Аксёнова, Ии Йоц своей своеобразной стилизацией говорят скорее о советском духе, в отличие от остальных дизайнерских работ, менее сконцентрированы на идее индивидуализации стиля Плисецкой, переосмысленного в направлении современного от кутюр.



Очень в своём стиле создал платье Стас Лопаткин - да здравствуют цветы. Лариса Погорецкая и Игорь Гуляев представляют величественные образы Плисецкой в оттенках чёрного, плюс шлейф и оборка. Чёрным же как абсолютом оперирует и Елена Бадмаева, перекрывая его плетёными лентами - символами “труда, успеха, любви и дара Божьего”, и Татьяна Котегова, создавшего парящий образ в оборках: “испанская страсть” - одно из амплуа Плисецкой.



Молодые дизайнеры создали костюмы, в основном, в белом - словно в противовес маэстро, работавшим с самой балериной в своё время. Они все являют собой их любовь к драпировкам, иногда заумным, иногда наоборот - хитонообразные формы преобладают. Участники “Адмиралтейской Иглы” - Ксения Паскаль, Юлия Велюго, Виктория Агеева и Инга Булана - создали платья по мотивам образа Айседоры, Федры и Умирающего лебедя.


“Гильдией парфюмеров”совместно с Еленой Бадмаевой также специально к открытию был создан парфюм “Великая Майя”, который нельзя послушать, но можно прочесть его описание на этикетке рядом с флаконом на выставке. Посвящение таланту балерины выразил “Бронницкий Ювелир” в коллекции “Мерцающая грация”, колье из которой - в виде стилизованной розы - предположительно, из белого золота и бриллиантов - представлено на экспозиции. Эскизы к нарядам, мемориальную хронику также можно видеть на выставке “Божественная Майя”.



Несколько отстранясь от самих экспонатов, стоит отметить достоинства площадки для проведения подобного рода мероприятия: речь идёт о персоне, которая в известной мере являет собою одно из лиц России, её культуры. Действительно, в бюджетном исполнении, задача соответствовать этому обстоятельству, пожалуй, выполнена - посетитель выставки наблюдает не только Плисецкую-артистку, но и женщину-икону стиля в искусстве своей особой профессии. Вопрос об уместности современных искусств в старинных дворцовых интерьерах нельзя не назвать наболевшим. В силу статности образа, которому вторят воссоздающие его в интерьерах Шереметевского объекты памяти и почести балерине, противоречия между выставляемым и локацией, в целом, нет. Однако некоторые аляповатые платья оскорбляют всю выставку, а задумка проецировать мемориальные хроники на стены интерьеров - там, где они не заняты декором или картинами - просто не удалась. Так, в отлично освещённом зале совсем не разглядеть чёрно-белые видео из проектора, да ещё и под углом размещённого - не понятно зачем. Некоторые инсталляции, установленные под историческими люстрами, выглядят также не аккуратно и в своей идее, и в её воплощении: зачем с люстры свешивать осколы прозрачного пластика (а-ля льдинка) прямо над верхней частью манекена? Манекены, к слову сказать, у всех экспонатов разные, что неминуемо разрушает единство выставки.


Шереметевский дворец уже в третий раз организует своеобразное посвящение слиянию моды и театра: мемориальной выставке Плисецкой предшествовала экспозиция памяти Людмилы Гурченко - ещё одной иконе стиля, а до этого - грандиозная выставка «Стиль на сцене» демонстрировала сценические костюмы русских танцоров балета от мировых дизайнеров. В продолжение этой линии, «Божественная Майя» знаменует блеск творческих тандемов кутюрье и балета.



Открыта до 8 ноября.


Текст:
Евгений Богомазов
Фото:
Элина Полякова