Интервью с группой "Матушка Гусыня" | Бинокль

Интервью с группой "Матушка Гусыня"

06 июля15:19
257

Недавно психоделик-рок группа со сказочным названием «Матушка Гусыня» вернулась из большого тура, который включал в себя концерты в России, Украине, Болгарии, Турции, Сербии, Греции, Грузии и Армении.

Музыка "Матушки Гусыни" - это двадцатиминутные треки без вокала, наполненные этническими мотивами с изрядной долей психоделической импровизации. На концертах они погружают слушателя в другую реальность, ломая все преграды, создают некий магический шифр с помощью гитар, различных сэмплов и барабанов.

Коллектив существует с 2010 года. На данный момент они успели выпустить два альбома, несколько синглов и EP, а также стать участниками фестивалей SKIF, Путь к Себе, Moscow Psych Fest , Spb Psych Fest, Systo Solar , Вещий Мох.

Парни проверили себя на прочность и поделились с нами впечатлениями о поездке, вывели формулу музыканта - хорошего человека, а также рассказали о своей преподавательской деятельности.



В чём залог успешного тура, как не облажаться? Может, у вас есть какой-то свод правил?

Тимофей Горяшин (гитара): Наверное, есть свод правил, как не быть высаженным на заправке. Где-нибудь в Турции, например. В целом, главное, наверное, свои какие-то недовольства оставлять при себе до конца тура, иначе могут быть ссоры большие. У нас уже давно такого не бывало, потому что мы много ездим, но есть куча групп, которые после первого тура распадаются.

Мурат Магомедов (бас): За месяц всякое бывает, пока ты месяц в машине, все друг другу надоедают, и ты сам себе надоедаешь - конечно, ты начинаешь психовать.


Кстати, расскажите про "Газель", которую в вашей группе вконтакте назвали «никчёмной продукцией», как в этом четырехколесном доме жилось?

Тимофей: Хорошо жилось, мы уже не первый раз в "Газели". Газель, вместе со своим газелье Денисом Алексеевым, создает правильную атмосферу настоящего рок-тура на разваливающейся технике. Недавно видел в интернете фотографию «Доджа Смерти», на котором турила группа Melvins, сходство очевидно.


Каждый тур - это непредвиденные обстоятельства, случайности, которые отчасти неслучайны. Насколько часто приходилось с этим сталкиваться?

Тимофей: За годы туров мы уже научились планировать все случайности, но забавные истории, конечно же, были. Насчет «неслучайностей», возвращаясь к предыдущему вопросу, - в этом плане Газель Смерти всегда на высоте – все, что происходит за тур, ставит все на свои места и, определенно, случается не просто так. Наверное, это корыто можно даже называть «Газель Судьбы».

Константин Котов (ударные): Я для себя отметил две истории: в Сербии и Турции. Довольно сложно пытаться уладить что-то с людьми, которые не знают английского.

Тимофей: Ну или знают, только когда им это надо.

Тимофей: В общем, оказалось, что на Балканах очень развита цыганщина, и все хотят кинуть тебя на деньги. Думают, что у тебя их много, а нас спасло то, что у нас их не было. (смеется) А в Сербии чуваки отвезли нас на автосервис, типа мы сломались, и угрожая молотками стали требовать деньги.

Мурат: Они «типа» сделали ремонт. Ну, может, они его и вправду сделали.

Тимофей: Если в России ты ждешь, что тебя все пытаются кинуть, а в Европе не ждешь. А оказалось…  Ну, это как бы Восточная Европа, там своя атмосфера.


Что больше всего порадовало группу за время, проведенное в туре?

Тимофей: Порадовало то, что это вообще возможно, что это случилось. Маршрут был такой, что мы изначально в него не верили. Все могло пройти успешно, только если мы как «веселые проказники» втягивали бы все окружающее в свой «фильм», так оно и произошло.

Мурат: Мне больше всего понравилось в Грузии. Вкусная еда, хорошие люди, искупались в горной речке и отыграли хороший концерт, мне кажется.

Константин: Я для себя два концерта отметил: в Греции мне очень понравилось, как люди реагировали, и в Грузии, как бы ты ни играл, люди всё равно приветствуют тебя.


Как с публикой обстоят дела? Как приняли?

Тимофей: Очень хорошо, наверное, даже слишком хорошо. Удивлены были. Обидно правда, что в Турции (которая была все-таки, наверное, самой дальней точкой), сейчас обстановка не очень спокойная, и люди не особо ходят на мероприятия. Могло бы быть в 2-3 раза больше людей, как говорили организаторы. Плохо, что политические и религиозные разногласия затрагивают музыкальную сцену.


Какой тип психоделической музыки предпочитают: европейский или американский? К какому типу вы себя относите?

Тимофей: Я думаю, что любой исполнитель психоделической музыки очень сильно чувствует связь с родной культурой, без этого просто невозможно зайти достаточно глубоко и делать что-то настоящее. Причем стоит отметить, что родная культура это далеко не то, под чем ее сейчас обычно понимают. Хорошо об этом недавно написал Борис Базуров.

То есть, любая хорошая музыка психоделична. Для меня Башлачев, к примеру, или группа Химера – ярчайшие представители. Джазовая тусовка 80-х: Волков-Кондаков-Гайворонский, Курехин и прочие. Я чувствую, что мы разрабатываем примерно те же идеи.


В Турции школьники задали вам вопрос: «Каково быть рокером?» - и каково это?

Тимофей: Тяжело, но нравится. Непонимания очень много с внешним миром. Очень тяжело быть снобом.


Проблемы с организацией тура возникали?

Тимофей: Возникали когда-то давно, потом подразобрались. В принципе, с таким количеством концертов все уже происходит более- менее по одной схеме, и никаких проблем обычно нет. Плюс, в этом туре Денис помогал с доброй половиной концертов. Вопрос только в том, заинтересованы люди в концерте или нет.


Насколько ощутима разница организации концертов за пределами России?

Тимофей: Организация во всем мире одинакова, важна популярность группы, либо интерес публики к такой музыке. То, что действительно удивило, во время этой поездки – восприятие музыки на Востоке, это очень круто. В Западной Европе и в России люди в принципе люди музыкой не интересуются, а вот именно на Востоке люди действительно любят музыку, чувствуют ее. Поэтому даже с полицией там проще общаться или, например, с дальнобойщиками. Если ты музыкант, значит, ты хороший человек. (смеется)


В чем ваша особенность?

Тимофей: Наша группа не ориентирована на коммерцию, а какие-то особенности и фишки используются для того, чтоб что-то хорошо продать. Что бы людям как-то преподнести они говорят: «вот эту группу нужно покупать потому, что…», мы таким не занимаемся.


С чем связана резкая популярность психоделической музыки?

Тимофей: Я, честно говоря, не видел какой-то дикой популярности психоделии. К примеру, в Питере фестивали психоделической музыки собирают 150 человек, в Москве 300. Но некий хайп вокруг этого слова конечно же присутствует. Я встречаюсь с тем, что люди видят, что группа на слуху: там где-то ездят, играют, альбомы выпускают. Думают: «О, клёво, сейчас Tame Impala будет», потом нас слушают, а её все нет и нет. Это круто, что люди вообще не понимают, что это такое, потому что они думают, Tame Impala - это психоделия, а слушают нас и получают что-то совсем непонятное. У них происходит непонимание: вроде психоделия - это клёво, а тут какая-то жесть. Так что вряд ли мы относимся к популярной психоделичской волне. Вообще, нас слушают в основном либо прожженные психонавты, либо прожженные меломаны. И это, наверное, самая лучшая публика, и ее никогда не будет много.


Расскажите о своей преподавательской деятельности - ведь каждый из вас обучает игре на музыкальных инструментах?

Тимофей: Стараюсь обучать людей максимально практично. Обучаю тому, что действительно работает. Мне кажется, в преподавании есть очень много непонятных историй. Поэтому я стараюсь не засорять ученикам голову ненужными вещами.

Мурат: Я, например не ищу в этом какую-то выгоду, хочется максимально обучить человека, и мне доставляет удовольствие результат. Приятно осознавать, что я несу какую-то пользу.

Константин: Самое главное - человека в музыкальном плане раскрыть, чтобы он не стандарты играл, а именно понял, что он может с помощью музыки что-то привнести и передать.


В чем проблема музыкантов на сегодняшний день?

Тимофей: Хорошие музыканты очень часто сразу же пытаются начать зарабатывать, угодить публике, хотя могли бы писать хороший и качественный материал, делать что-то интересное. Хотя часто музыканты считают, что справедливости нет, она все же есть. Они не получают того, чего хотели бы и думают, что проблема в промоутерах, звукорежиссерах и так далее… а надо просто любить музыку и ничего от этого не ждать.


Многие творческие люди придерживаются такого понятия, что на творчество толкают эмоции, исключительно связанные с негативными воспоминаниями, переживаниями. Как у вас обстоят с этим дела?

Константин: В свою музыку мы вкладываем внутренние ощущения, как и все другие музыканты.

Тимофей: Я считаю, что должны быть вложены ритуальные эмоции, а они обычно все связаны с чем-то хорошим. Какие-то личные проблемы приносить в музыку – это низко.


Текст:
Мария Шпинёва
Фото:
Анна Канцыпко