Следи за собой, будь осторожен | Бинокль

Следи за собой, будь осторожен

18 августа14:57
257
В KGallery с 5 августа по 13 сентября проходит выставка «Виктор Цой. Живопись. Графика. Полароиды», на которой представлены личные вещи музыканта и его жены Натальи, а также уникальные, нигде до этого не размещённые графические работы. 

– Проходите вперёд по коридору. Да, только не забудьте нацепить маску, – сообщает администратор галереи. 
Из этого тёмного коридора, украшенного пластинками группы Кино, открытками и кофтами с изображением Виктора Цоя, заходим в светлую комнату. Уже кажется, что зря пришёл – где картины? В самом начале выставки кураторы советуют ознакомиться с краткой биографией и этапами творчества известного музыканта и неизвестного художника.
С 13 лет Цой частенько рисовал. Поступив в художественное училище, он вскоре бросил его – решил разорвать с традициями в изобразительном искусстве того времени, уйти в скрытый нонконформизм. Да и рисованию с резьбой по дереву Цой уделяет всё меньше и меньше внимания – появляется группа Кино. Но тут приходит 1987 год и Виктор, влюбившись в Наталью Разлогову, совершает огромный переворот - пишет картины о чистой любви.
Графическая работа «Седьмое небо» тому яркий пример. «Влюблённые едины и мирно целуются в полёте, не причиняя друг другу вреда», – сообщает нам текст.
Под описанием размещены маленькие работки Цоя – картины, созданные совершенно в разной технике: эскизы, сделанные фломастерами, раскрашенные фотографии. Видим портрет Шварцнеггера с пулемётом, но созданный в нежных голубо-розовых тонах. Романтично. Да и судьбоносно. Создав портрет сильного, упрямого, несгибаемого героя с обложки, Цой сам стал таким.
В 1989 Виктор Цой находит схожесть своего художественного стиля с известными художниками Жаном-Мишелем Баския и Китом Харингом. А вот и их совместная фотография на фоне известного полотна поп-арта и баночка “Campbell” с их подписями, подаренная Виктору на память.

Поворачиваем за угол, открывается зал посвящённый теме дороги и самолёта. Рядом с друг другом располагаются две практически одинаковые картины. Интервал между их написанием – один год. Точность композиции – 100%. Но трогает больше вторая, находящаяся в отдельном отсеке самая главная работа Цоя «Дорога», последняя в его творческом пути. Он создал её по фотографии, сделанной специально заранее из москвича. Это яркие фиолетово-лиловые краски, стилизованный герой, большой мазок. Кураторы выставки соотнесли ее с последней песней музыканта «Следи за собой. Будь осторожен». Созданы эти два произведения в начале лета 1990, а в августе по дороге в Латвию за рулём нового «Москвича-2141» Виктора не стало.

Наконец-то спадает тишина. Рядом шепчется парочка. «Боже мой, Лёш. Он ведь даже училище не закончил, а так писал. Да ещё и его песни. Это ему даже 30 не было».
Начинает хорошо слышаться звук прибоя из закрытой комнаты, отгороженной чёрными шторами. Заходим внутрь. На всю стену через проектор показывают личные фотографии Виктора. Его кудрявые, растрепанные волосы, красные плавки, уже появившийся живот, и улыбка. Оказывается, он уже тогда умел делать селфи.
– Вас можно назвать поклонниками Виктора Цоя?
– Скорее всей группы Кино!, - отвечают Ира и Влад, студенты, решившие посвятить время просмотру выставки.
– Тогда скажите, какая связь между картинами, представленными в KGallery и песнями группы?
– Прямой – никакой. А вот глубинная связь в каждой его картине с каждой его строчкой. Он всегда хотел перемен, и всегда менял художественный стиль. Он изменил музыку страны, и совершенно не шёл в ногу с художниками того времени. Постоянно искал себя, был ярким солнцем, что в красках, что в нотах, ну и никогда не зазнавался. Разве это не связь?
Поднимаемся на второй этаж (оказывается, на нём выставка продолжается, но нигде этого не указано). Встаём на лестнице на носочки, и дотрагиваемся до магнитофона Виктора и постеров с Дэвидом Боуи, когда-то находившиеся в его квартире. Рядом с ними зеркало, на которым акриловыми красками Цоя нарисовал Тома и Джерри, книги «Москва-Париж» и его куртка, почти в идеальном состоянии. Обрамляют это обои прошлого века.
 
Заходим в последний, самый крупный и яркий зал. Повсюду нарисованы стилизованные человечки, а на главной стене рояль с ножками. Подходим ближе и замечаем, что своими пальцами эти человечки соединяют картины с их названиями. Самая большая по размеру иллюстрация «За завтраком». Значит, у Виктора Цоя завтраком можно было назвать бутылку вина? Да и персонажи картины – голые.
Для серии таких картин Цой использовал клеёнки, пластик, полиэтилен, тетрадные листы, в общем, всё, что угодно, только не бумагу и холст.
Кураторы выставки посчитали, что в большинстве своих картин Виктор Цой использовал иронию и чёрный юмор. Действительно забавно, как он видит сюжет «Love story», в которой один влюблённый поглощает второго. Но намного веселее выглядит зарисовка «Дружба».
Фон советской повседневности выглядел так: яркое подавляется, всё делается под копирку и с разрешения. Когда нет свободы в реальности, ищешь её в творчестве. Это и делал Цой.
«Виктор тоже творил свой мир: начал он с самодельных плакатов рок-икон…, а позднее украшал своими картинами стены московской квартиры....Эта потребность выросла из привычки созидать красоту из ничего».
 

Текст:
Татьяна Тёщина
Фото:
Татьяна Тёщина