«Мне нравятся художники философского склада» | Бинокль

«Мне нравятся художники философского склада»

24 января19:39
257

В конце 2018 года в центре дизайна ART PLAY открылась новая площадка современного искусства — Abramova Gallery.

Ее хозяйка, Елена Абрамова, рассказала Биноклю о радостях и горестях российского арт-рынка, метамодернизме и о том, как жить в одном доме с искусством.

Abramova Gallery, открывшаяся недавно, это большое современное пространство с выставочным залом. Как родился этот проект?

Я занимаюсь современным искусством более 10 лет. Все начиналось с камерной галереи «для своих». Уровень представленных там работ был достаточно высоким, но я не организовывала выставок на своей территории, делала их только на других площадках.

Любой проект — это живой организм, который либо развивается, либо умирает, и я, конечно, хотела развития. Тем более, видела, как важно для художников не только продавать свои работы, но и выставляться. Выставка — это возможность посмотреть на себя со стороны, получить отклики, отзывы и, как следствие, найти какую-то новую грань своего творчества и пути развития.

Кроме того, мне очень хотелось дать возможность клиентам общаться друг с другом, с художниками в творческом, интересном пространстве. Выставка — ведь это не только культурное событие, но еще и праздник, общение, новые знакомства. Для реализации этого намерения пришлось переехать в большое помещение, с выставочным залом для временных проектов и шоурумом, где представлены работы всех художников галереи и экспозиция меняется постоянно.

Что объединяет художников, представленных в Abramova Gallery? Как бы вы описали выставочную политику галереи?

Сложно описать нашу концепцию в нескольких предложениях. Художники все разные, и объединены они моим отношением к искусству, то есть тем, что в нем ценно лично для меня. Мне нравятся художники философского склада, которые обращаются к вечным ценностям и таким категориям, как время, пространство, свобода, гармония, а не социально-политической проблематике. Именно таких авторов я и стараюсь находить. Они транслируют через свои работы глубокие смыслы и небытовые состояния.

А как зритель реагирует на искусство, работающее с философскими темами?

Зритель не всегда готов такое искусство воспринимать. Потому что для этого нужно время, определенная атмосфера, работа мысли и чувств. Часто люди, рассматривая произведение искусства, хотят получить эстетическое удовольствие и не думать о сложности человеческого бытия. Такие задачи решают предметы дизайна, декора. А искусство призвано провоцировать внутреннюю работу, утончение и усложнение чувств, чтобы человек оставался человеком, чтобы его душевное и духовное начало жило.

Хорошо об этом пишет искусствовед и философ Глеб Смирнов в своих книгах «Распушение чувствилищ. Метафизика современного искусств» и «ARTODOXIA».

Сегодня идет глобальный тренд поп-культуры на упрощение духовной жизни, современным обществом она не востребована. Получается, что духовная жизнь никому, кроме самого человека, и не нужна. Но каждый из нас изначально наделен способностью чувствовать красоту. Галерея — как раз одно из тех пространств, в котором есть условия для ее восприятия.

У нас зритель садится в удобное кресло, листает каталоги, смотрит работы художников, которые в процессе обсуждения, раскрываются сложными гранями, вызывают новые чувства. Очень хочется верить, что человек, посетивший нашу галерею, через искусство открывает, в первую очередь, внутри себя, что-то ценное.

Все же одно дело — посетить выставку, подумать о чем-то сложном и уйти, а другое впустить это сложное в свой дом. Насколько велика разница между тем искусством, которое представлено на выставках, и тем, которое люди обычно покупают?

Сложные вещи не всегда драматичные и депрессивные, это совсем не так.

В связи с этим вспоминается цитата режиссера Стивена Содерберга: «Быть мрачным и непонятным очень просто, трудно быть добрым и ясным».

На вашу первую выставку «Границы пейзажа» пришло довольно много посетителей. Какие отзывы вы слышали?

Я слышала много положительных отзывов как со стороны коллекционеров и профессионального сообщества, так и со стороны обычного зрителя.

Не скрою, это очень приятно. Думаю, что успех выставки объясняется следующим. Заявленная тема — «Границы пейзажа» — понятна и близка каждому зрителю. Она не пугает и не смущает его. При этом на экспозиции представлены высокохудожественные работы в различных стилях, и каждый, будь то профессионал или менее подготовленный зритель, найдет здесь что-то интересное для себя. Сейчас у нас открылась новая выставка  персональный проект Евгения Зарембы «Обратная сторона». Будем ждать отзывов о ней.

В кураторском тексте к выставке «Границы пейзажа» фигурировал термин «метамодернизм». Какое отношение он имеет к выставочной политике галереи в целом?

Период постмодернизма в искусстве подошел к концу, ему на смену пришла эпоха метамодернизма. Что это за вездесущий и растяжимый термин и что за эпоха пока не очень-то ясно, так как процесс на начальном этапе. В связи с ним говорят о частичном возврате к универсальным истинам и классическим концепциям, о возможности экспериментировать с традиционными языками изобразительного искусства, оставаясь при этом самим собой и не теряя творческой свободы.

В Abramova Gallery много авторов, которые невозможны были бы без старого искусства, без многоуровневого взаимодействия с традицией, которые создают живое, настоящее, находятся в постоянном поиске. Поэтому и возник этот термин в кураторском тексте Станислава Савицкого к выставке «Границы пейзажа».

Российский арт-рынок сильно уступает по активности в аналогичной сфере в Европе и США, у нас не сформирована мода на покупку искусства. Что нужно Петербургу, чтобы стать вторым Лондоном или Нью-Йорком по уровню развития арт-бизнеса?

В первую очередь, нужно изменить наш подход к искусству. Признать и понять, что искусство— это не только картины в музее. Во многом в нас сказывается наследие Советского Союза с его жилищными условиями: коммунальными квартирами, хрущевками, отсутствием какой бы то ни было эстетической составляющей и, в целом, привычки к созданию индивидуального пространства собственного жилья.

У большинства людей, заставших советское время, не сформировалось привычки, да даже идеи такой, что покупать искусство — это возможно и правильно. Поэтому сейчас многим людям даже с хорошим доходом просто не приходит это в голову. Так что нам предстоит пройти большой путь по формированию такой привычки.

Но я вижу, что ситуация постепенно меняется, и ценителей искусства становится все больше. Наши основные покупатели сейчас — это представители среднего класса, для которых покупка произведения искусства для своего дома или в подарок, формирование собственной коллекции становится привычной практикой и составляющей образа жизни.

Текст:
Елизавета Зиновьева
Фото:
пресс-служба галереи