Пятнадцать часов независимости | Бинокль

Пятнадцать часов независимости

20 августа01:29
257

Приключение начинается в два часа дня. Оказавшись на Васильевском острове, долго стоишь на остановках — то трамвайных, то автобусных. Спрашиваешь у пожилых дам с авоськами, на каком транспорте лучше доехать. Трясешься в пустом трамвае минут пятнадцать — и вот оказываешься в промрайоне. Начинает накрапывать дождь, кутаешься в шарф и вглядываешься в таблички на зданиях — ни одного намека на правильность местонахождения. Но вот вдалеке раздаются звуки музыки. Где-то сзади начинают появляться одиночки в черном, обгоняющие тебя. Прибавляешь шаг, поворачиваешь направо — и цель достигнута! Кожевенная линия, дом 30, с широкими воротами на входе. Охранники изымают запасы провианта у подготовленных к пятнадцатичасовому марафону посетителей фестиваля. Показываешь рюкзак, в котором лишь запасная толстовка на случай похолодания, и проходишь вовнутрь. Приключение начинается.



Путь на крышу не сказать иначе, как тернист. Узкие лесенки, полумрак и эпатажные гипсовые инсталляции от группы «Анатомический театр культуры», которые врываются в сознание смотрящего и остаются там на долгое время. Шагая по бывшей кожевенной фабрике, где сейчас находится пространство InterLOFT и DOT, можно заметить большие дыры в полу, растянувшиеся сквозь всю этажность старого здания. Подслушав разговоры организаторов, узнаешь о том, что раньше в них размещались огромные котлы для варки кожи. Полумрак, протянутая вдоль прохода строительная сетка, неоновый свет, излучаемый от «полевой» тату-студии Attack — все это провожает гостя вглубь событий, на малую сцену.



Малая сцена совмещена со входом — здесь балом правит сквозняк и табачный дым. Мрачные охранники наказывают курильщикам дымить именно здесь (крыша — зона, свободная от курения). Огромные деревянные сооружения-шатры, фудкорт, главная сцена и незабываемый вид на Финский залив. Все это и многое другое ждет нас на фестивале независимой музыки «Пост-Фест».



Лайн-ап на большой сцене открыли «Электроребята» — петербургские шумные лоу-файщики, с задором распевающие о грусти, любви и том, как напоследок «раствориться в пузырьке чужой слюны». Выпустив незадолго до фестиваля пластинку под названием «Астрополитен», музыканты исполнили несколько песен с нее. «Я выбираю рок!», — надрывисто кричал в микрофон Егор Колбасин, солист группы. Что, собственно, и выбрали все присутствующие на крыше в этот день.




Романтичный лоу-фай сменяется группой «Огниво» — коллектив уже принимал участие в «Пост-Фесте» и многим был знаком. Отличное сочетание синтетических мелодий и гитарных партий. По словам самих музыкантов, песни состоят из куплетов-загадок и припевов-заклинаний. Выступление идет своим чередом, Гребенщик вещает в микрофон: «Ветер меня не сдует». И правда, заклинание какое-то. Порывы ветра в тот вечер абсолютно не были помехой.



В этом году хорошая погода обошла «Пост-Фест» стороной — эффектное серое небо то и дело пронзал моросящий дождь. Однако все устройство площадки было хорошо продумано. На крыше были установлены шатры, под которыми то стоя, то сидя, а иногда даже лежа прятались от непогоды гости фестиваля. Как раз один из таких шатров был оперативно установлен перед выступлением петербуржской электро-панк группы «Барто».


Настроив звук совместно с Китой, звукорежиссером «Психеи», группа начала свое выступление. Со всех сторон раздается непосредственные и сбивчивые звуки электроники. Скрежещущее электро-звучание, дополненное резким вокалом Маши Любичевой — и вот люди начинают предаваться нескончаемому веселью и танцам. Совместно с Андреем Машниным и группой «Weezdüm» коллектив исполнил хорошо известный суровый трек «Маугли».




В перерывах между сетами отогреваешься сладким чаем под крытым шатром. Здесь теперь слишком людно и душно, многие прячутся от непогоды. Иногда, если повезет, за те же 100 рублей можно получить большой стаканчик чая вместо маленького. Цедишь его маленькими глотками, слышишь музыку, оперативно допиваешь остатки и бежишь на звук — Алексей Румянцев из «Пионерлагерь Пыльная Радуга» выходит на сцену.



Пожалуй, у этих музыкантов самый сплоченный фан-клуб. У сцены человек пятнадцать — в одинаковых футболках, с одинаково воодушевленными лицами, которые в один голос кричат любимые песни. В воздухе, будто молнии, искрятся контрасты. Резкие гитарные рифы, грубый вокал, злобные тексты речитативом — и невероятно добродушный посыл в толпу, как и отношение людей друг к другу. В стейдждайвинге побывали многие — от фестивального фотографа и хрупкой девочки до солиста ППР. В воздух взметались не только руки, но и чьи-то кроссовки, за которыми на крышу сцены после выступления поднялся сам Румянцев.



Начинает темнеть. На сцене появляются самые авангардные участники большой сцены — группа Shortparis. Коллектив успел прославиться перформансами, и это выступление не было исключением. Гаснет свет, сцена в огнях прожекторов, все в ожидании. Звучат высокочастотные квинты настраиваемых скрипок, слева в углу ждет своего выхода аккордеон. Специфичный голос вокалиста, яркие и четкие удары перкуссии. Наверное, главное качество этого коллектива — переплетение мелодичности и резкости не только в музыке, но и танцах. Полюбившийся многим трек «Новокузнецк» заставил раствориться в танце не только фанатов группы, но и тех, кто услышал их впервые. На крыше малой сцены растет трава, и в темноте может показаться, что листья осоки — это руки людей, машущие в такт трекам группы.




Стрелка часов приближается к десяти, около сцены все больше и больше народа. Где-то в толпе под акустическую гитару фанатично распевают песни группы «ПТВП». Молодой человек у сцены говорит своей девушке о том, что мечтает о «лапшичке с мясом». На сцене уже настраиваются хэдлайнеры этого вечера, по совместительству —организаторы фестиваля, группа «Психея». Ажиотаж нарастает, Андрей AZ Зырянов выкрикивает в микрофон что-то веселое: «Эй, чуваки, вы тут все с нами и это действительно круто!». И в какой-то момент Фео говорит: «Раз, два, три, четыре», гитарные рифы резко и бескомпромиссно охватывают всю площадку. Безумный поток музыки бросает в толпу не только людей, но и коньячные струи, которые летели в лицо юным дамам. Неожиданно на сцене появился Денис Антонов, барабанщик «ПТВП», и со словами «Я начинаю войну!» выхватил микрофон. Да, это была песня «Поколение ты». Стоит отметить, что сет-лист состоял из наиболее провокационных песен, тех самых, что заводят с пол-оборота. И вот уже юноша пытается забраться на колонку с помощью волос рядом стоящего журналиста. Два часа бесконечного космоса и любви вылилось в несокрушимый музыкальный поток.




Малая сцена оказалась «крепким орешком» фестиваля. Напоминающее небольшой чердак помещение ломилось от переполняющих его звуков, людей и запахов — испаряющаяся с одежды вода, табачный дым и перегар окутывали все вокруг. Не поленившихся прийти пораньше разогревали Black Candies, Ciolkovska и Weezdum. Ближе к вечеру сцена превратилась в место, где тяжелые хардкорные звуки разносятся по всему ее пространству. Любители потяжелее неслабо угорели в мош-пите под «5Углов», а «уважаемые богемэны» оторвались под сет экономных петербуржцев из Kiskin’zhar.



После долгожданного выступления хэдлайнеров фестиваля —группы «Психея»мокрая то ли от дождя, то ли от дикого слэма толпа несется на малую сцену. Сохнуть и, возможно, спасаться от грядущей простуды водкой. Многие не выдерживают и заказывают Uber, машин которого поблизости будто бы нет. Признаться честно, не выдержали и журналисты «Бинокля». Уповая хотя бы на один сведенный мост, заказываем такси.

Текст:
Маша Шпинева и Дарья Гладких
Фото:
редакция журнала «Бинокль»