Торжество рисунка | Бинокль

Торжество рисунка

30 ноября18:49
257


Один из ведущих петербургских художников, выпускник и преподаватель Академии художеств, куратор, номинант премии «Инновация» 2016, — Леонид Цхэ, известный своими виртуозными живописными и графическими произведениями, представил в пространстве галереи современного искусства NAMEGALLERY свои новые работы — итог всего созданного им за последние два года.


За названием выставки — «Собственная дача» — стоит конкретное определение – это дворцово-парковый ансамбль в Старом Петергофе, сохранившееся двухэтажное здание императорской резиденции в стиле позднего барокко. В настоящее время пребывает в запустении. Как и многое из того, что принято называть объектами культурного наследия. Это Россия, страна пограничных состояний. Роскошь и безнадёга, традиция и революция здесь всегда идут нога в ногу. По-видимому, предложенное куратором проекта Станиславом Савицким, название, превратившееся в некое общее место, устоявшееся понятие, и призвано обратить внимание на утопичность репрезентации современной действительности. Это иллюстрация обыденных сюжетов, непредвзятых героев, никому не принадлежащих мест.



«Собственная дача» – второй персональный проект художника. В 2015 г. на выставке «Неопетербург» состоялось первое знакомство с автором работ на тему повседневности, локаций в городской среде (магазины, рынки, районы и их обитатели). Тогда же Цхэ выступил подлинным мастером линии и композиции, способным придавать традиционным формам и материалам несвойственные им решения. В «Собственной даче» он продолжает развивать выбранную тему, последовательно воплощающую стратегию по взращиванию собственной художественной системы. Новый проект — торжество изобразительного искусства, далёкого от холодного высказывания концептуализма и постживописного объекта.


Выставка Леонида Цхэ — маршрут художника по лабиринтам различных смыслов, поиск самоидентификации. Галерея образов, доведённый до абсурда автопортрет, на котором Леонид представлен в неожиданном виде танцующего андрогина, и бесконечное рассуждение о непроглядном и невнятном настоящем. Цхэ выступает и как классик, последователь А. Пахомова, и как провокатор, дефрагментирующий фигуративный образ. «Собственная дача» — формалистический манифест художника, в котором графическая, но большей частью, живописная плоскость превращается в поле для эксперимента по изобретению новых формул и приёмов.



Синтез академической школы (законсервировавшейся в самой себе) и современного искусства, воспринимаемого не только как новая эстетика, но и как мировоззренческая данность, составляют фундамент искусства Цхэ. Художник последовательно утверждает позицию преодоления традиционной системы координат. Он выступает разрушителем процесса постановки, всех её догматов, в привычном понимании. Демонтаж проводится за счёт разрывных красочных всполохов, сгустков цветовых энергий, пятен, разъедающих классическое построение. Его раскручивающаяся форма, безразличная к каким-либо авторитетам, прорастает в ткань произведения, лишая равновесия. Цветовые акценты работ вступают в борьбу и взаимодействие с белым листом или холстом, строгой линией. Но, как кровь и плоть Академии, он безупречно владеет техникой рисунка, позволяющей с точностью передавать мельчайшие нюансы. Его фактурное, многослойное письмо со стекающим маслом, акрилом соседствует с ювелирной тонкостью проработок, искусной сделанностью.



Цхэ — подлинный рыцарь рисунка. И выставка окончательно утверждает за ним это право. Даже в масштабных полотнах его живопись ведёт себя как графика. Холсты часто остаются непрописанными, насыщаются различными графическими приёмами, цвет в них не решает живописных задач, он остаётся лишь для увеличения динамики. Напряжённость живописной текстуры соединяется с сухим графическим началом. Периодически картины даже начинают где-то рассыпаться. Возникают определённые ассоциации и отсылки, намеренно, отчасти пародически, вводимые автором. Здесь можно распознать следы лучших образцов западноевропейского искусства: Микеланджело, Понтормо, Фрагонара, Пикассо, Буржуа, Бэкона и Рауха.


Рисование Цхэ перформативно. Каждый рисунок представляет собой не зафиксированный перфоманс, что, безусловно, идёт от ситуационных практик «северов» (художественное объединение «Север-7», участником которого является Леонид). На фоне разнообразных и довольно условных пейзажей, отчасти насильно привязанных куратором выставки к теме «собственной дачи», происходят какие-то странные действия, разворачивающиеся во вневременном поле. Заседающие в бочке мальчишки, крупнощёкие девчачьи лица, безудержные забавы. Каждый сюжет здесь случаен, но и закономерен. Все, кого рисует Цхэ, - ребятня, случайные прохожие, портреты друзей-студентов, - образы надвигающихся неведомых стихий, сгущающихся сил. Бытовые, бестолковые сценки, зарисовки повсеместного бреда и безделья вторят всеобщей неразберихе и суете времени. Это история о малых и больших прогулках, садах и парках, с множащимися фигурками детей и животных, вихрями архитектурных конструкций, запечатлевающих едва уловимые смыслы частной жизни, стремящейся к мифу о собственном благополучии и свободе.



После затяжного периода затишья в развитии традиционного для Петербурга графического искусства, связанного с возникшим некоторым презрением к нему, скрываемым явным неумением, — образовалась новая линия современных художников, способных решать самые сложные пластические задачи. Анна Андржиевская, Лера Кузнецова, Никита Кульнев, Ася Маракулина, Александр Цикаришвили, Леонид Цхэ — вернули графике право на жизнь. Их мастерское, виртуозное владение техникой рисунка открыло доступ к самым сложным кодам языка современного искусства. Предпринятое ими обнуление систем, предшествующего опыта позволило максимально сконцентрироваться на графическом дискурсе, разрушающем тенденцию восприятия графики как побочного, вторичного вида искусства.


Текст:
Анна Якубова
Фото:
Антон Маханов