«Свои» или неудачное возвращение | Бинокль

«Свои» или неудачное возвращение

26 августа13:55
257

В апреле 2018 года, пережив довольно долгий творческий застой, журналист и писатель Сергей Шаргунов выпустил новую книгу — сборник малой прозы «Свои», который, по словам автора, посвящён родным, любви и памяти. После поднятой темы воспоминаний пережитого в «Книге без фотографий» было логично ожидать от новинки Шаргунова углубления в этот вопрос.


Чего же нельзя было ожидать от «Своих», так это откровенной бесформенности и второсортности сюжетов, напоминающих плохую копию рассказов из сборника «Наши» Сергея Довлатова. Оттуда Шаргунов не постеснялся скопировать не только общий дух повествования, но и название, которое попросту заменил синонимом.


Исходя из авторского замысла, важно отметить, что «Свои» — сборник малой прозы лишь на одну треть. Добрая часть книги Сергея Шаргунова состоит из многочисленных, разбросанных кое-как по рассказам жизнеописаний родственников то по материнской, то по отцовской линии. Читать это откровенно скучно и даже трудно, так как писатель не пытается свести истории всех «дорогих людей» воедино. Повествование о предках более всего напоминает калейдоскоп, в котором каждую минуту возникают и исчезают десятки лиц. Запомнить всех этих героев возможно, только если вести их поимённый список. Иногда автор разбавляет бесконечный поток сознания о своём фамильном древе философскими размышлениями, суть которых умещается в несколько простых постулатов: «Память — странная штука, потому что запоминает детали, а главное — нет»; «Влюбленный мужчина готов на всё» и «Дети видят мир иначе, чем взрослые».


Для окончательного погружения читателя во фрустрацию Сергей Шаргунов полностью отказывается от связи смысловых частей как внутри рассказов, так и между ними. Очень часто в процессе знакомства со «Своими» мы будем сталкиваться с тем, что один абзац текста описывает биографию прапрадеда автора из XIX века, а следующий — жизнь сына Шаргунова из XXI века. Всё это без каких-либо переходов. Егор Летов и Николай II, Шульгин и Сталин — эти исторические личности спокойно уживаются в рамках одного рассказа, чем окончательно добивают неподготовленный мозг читателя, который не в состоянии поспевать за полётом мысли Шаргунова.


Само собой, из-за подобного скомканного повествования говорить о раскрытии характеров героев не приходится. Все эти семьи Герасимовых и Русановых остаются безликой массой, о которой нельзя сказать ничего конкретного. Единственным хорошим рассказом в мемуарной части книги можно считать «Последнее лето СССР», где присутствует и интересный сюжет, и фактурные герои, и чувство напряжения перед своеобразной катастрофой — распадом целого государства.


Если по мемуарной части книги оценить автора как новеллиста довольно сложно из-за чрезмерного погружения в историю собственного рода, то «художественная» часть демонстрирует полную посредственность писательского таланта Сергея Шаргунова. Все рассказы банальны и предсказуемы, из-за чего интерес к ним пропадает уже на первых страницах. История про любовь русского туриста к местной официантке в КНДР? Кто бы мог подумать, что их не ждёт «хэппи-энд». Описание «шокирующей правды» о работе массовкой на политических передачах государственного телевидения? Мало того, что все раскрываемые в рассказе тайны очевидны для любого здравомыслящего человека, так ещё и сам факт написания данного произведения позорит автора, который на подобных передачах регулярно выступает в качестве эксперта. Сюжет о чудесном моральном освобождении стереотипного чиновника-пьяницы после потери им депутатской «ксивы»? «Война миров» Герберта Уэллса менее фантастична, чем подобная история. Но, как и в мемуарной части книги, здесь есть приятное исключение. Это рассказ «Валентин Петрович», посвящённый советскому писателю Валентину Катаеву. История главного героя описывается с большим знанием (что неудивительно: о нём Шаргунов в 2016 году написал приличную книгу из серии «ЖЗЛ») и воспринимается скорее на ассоциативном и чувственном уровне, чем на рациональном.


Несмотря на общее негативное впечатление от книги, автора есть за что похвалить. Так, стиль Сергея Шаргунова, за несколькими исключениями, можно назвать безупречным, самобытным и очень понятным для читателя. Автор, перегрузив текст с точки зрения структуры, избегает излишнего пафоса и громоздких метафор, общается с нами на простом и доступном языке. Также, учитывая гигантский мемуарный пласт «Своих», стоит отметить достоверность всех исторических фактов, приведённых Шаргуновым — нет попыток переврать или приукрасить прошлое. Однако этого недостаточно для того, чтобы книга стала хорошей.


В анонсе сборника Сергея Шаргунова говорится, что "Свои" — это проза очень личная». И честно говоря, лучше бы она и оставалась личной, так как неподдельный интерес данная книга может вызвать либо у родственников писателя, которым любопытно их фамильное древо вплоть до седьмого колена, либо беззаветным фанатам — их порадуют отсылки к предыдущим произведениям автора. Для рядового же читателя «Свои» окажутся разочарованием и проходной книгой, выглядящей на фоне ранних работ Сергея Шаргунова сырой и сделанной спустя рукава.

Текст:
Ярослав Попов
Фото:
Официальные источники