Сезон апельсинов | Бинокль

Сезон апельсинов

27 сентября16:00
257

“Чтобы съесть апельсин, нужно его разрезать, чтобы сшить платье, нужно разрезать ткань. Внутри апельсина – сочная мякоть. Внутри платья – женщина. Идеальная форма апельсина. Дизайн моды – поиск идеальной формы. Зреют идеи, зреют апельсины. Свет любит Моду. Апельсины любят свет. У сбора апельсинов - свой сезон. У Моды тоже – свой сезон”.
Татьяна Парфёнова

 

Таким замысловатым развёрнутым сравнением дизайнер предварила показ новой коллекции, который прошёл 17 сентября в Китайском Дворце в Ораниенбауме. В “Любви к апельсинам” - так называется коллекция SS16 - кутюрье продолжила тему китайского стиля, начатую еще в коллекции “Цигун” (FW15/16). Итак, все вокруг шинуазри и апельсинов (“Oranienbaum” (нем.) - померанцевое дерево): к чему бы это?



Татьяна Валентиновна всегда пишет подобное превью к своим коллекциям, что дает хорошую почву для воображения в поиске связей между текстом, её платьями и ещё чем-то сверх. Ведь haute couture - это всегда большая идея, посыл, философия. Однако, если в прошлый раз, в случае с осенне-зимней коллекцией 2015-2016, дизайнер воспевала гармонию древнего учения цигун в представлении её как части китайской традиционной культуры в европейском восприятии (с мотивами от Анри Матисса), то «Любовь к апельсинам» - это скорее императорская роскошь, величие, но всё же стилизованные и адаптированные под требования современных трендов и вкусов.


«Любовь к апельсинам»: можно предположить, просматривая луки, что здесь имеется в виду приоритетность простой формы - сложное в простом. Цвета коллекции яркие, как и вкус апельсина. Продолжать литераторские изощрения в продолжение эпиграфа Парфеновой к её показу можно долго - в уме, пожалуйста. А признать обоснованием такого названия для Parfionova Demi-Couture SS16 иносказание-подсказку стоит: апельсин-то китайский!



Итак, с первого же взгляда на коллекцию, которую "Бинокль" транслировал on-line (запись можно посмотретьясно, что это новое шинуазри. Во-первых, все изделия отшиты из узнаваемого лоснящегося дорогого шелка, палитра которого отвечает восточному цветовому вкусу. Интересно вспомнить в контексте истории коллекции Татьяны Парфёновой, что в средневековом Китае цвета несут иерархический смысл: например, желтый – цвет императорской одежды, красный – цвет высших сановников. Поэтому у Парфёновой жёлтые, очень яркие, - те платья, что по своей длине, форме и отделке наиболее торжественны. А алого красного цвета - блузы с плечиками - в более официальном духе. Остальные цвета небесные, водные и земные.



С точки зрения древнекитайской философии, начало жизни сконцентрировано в единстве двух противоположностей – неба и земли, выражением слияния которых является дождь. Поэтому основным мотивом орнамента в традиционном костюме были волны, то есть ленты и спирали, которые отождествляют гром и молнию. В «Любви к апельсинам» как в коллекции XIX века не может быть откровенного копирования творческого и идеологического достижения китайской нации, однако те же абсолютные мотивы переосмыслены кутюрье очень оригинально: «глянцевые» шелковые ленты спускаются лесенкой по платью того же цвета, только «матового» шелка; крупные разрезы в раппортном расположении напоминают падающие капли дождя.


Китайский костюм характеризуется символикой формы, орнаментацией и цветовой палитрой. В последнем шинуазри Парфёновой же практически все наряды новой коллекции однотонные - орнамент отсутствует, по сравнению с тем же «Цигуном», чьи шелка были расписаны и расшиты столь обильно. В коллекции SS16 все изделия статно ниспадают и расширяются к низу, складки или аппликации в своей архитектоничности имеют поэтичное сходство с китайскими пагодами.


 


Китайщина развивалась в Европе как ветвь рококо (попутно заметим, что именно в этом стиле выполнен дворец, в котором проходил показ), затем Поль Пуаре признавался в своей любви к Востоку в своих кимоно, шароварах, туниках, вуалях. Так к сегодняшнему дню образовалось воззрение на этот стиль. Татьяна Парфёнова представляет его обновление: более лаконичное, но столь же монументальное в статности форм, роскоши материалов и философской селекции колорита и декорирования.


И если в Древнем Китае считалось, что прикосновение шелка к коже человека излечивает от болезней, то «Любовь к апельсинам» Татьяны Парфёновой однозначно облагораживает дух и вкус.


 



Текст:
Евгений Богомазов
Фото:
Модный дом Tatyana Parfionova