Послание о кино | Бинокль

Послание о кино

06 октября00:56
257

Недавно в Петербурге прошел кинофестиваль «Послание к человеку», и в течение целой недели город был погружен в кинематографическую среду. В попытках выяснить существует ли среди деятелей кино некая «кинематографическая идеология», свое собственное представление и уникальное восприятие мира кино, было проведено интервью с представителем разных сфер киноискусства.

ИВАН ТВЕРДОВСКИЙ

режиссер, сценарист, оператор, член жюри международного конкурса на ПКЧ 2016


 В чем, на ваш взгляд, состоит значимость кинофестиваля «Послание к человеку»?

У него есть свои традиции и своя история, и есть определенный авторитет. Он имеет гораздо больший статус, чем многие другие международные фестивали в России, то есть, в Европе, за рубежом, в основном знают о «Послании к человеку». Я получал здесь приз пять лет назад и чувствую разницу. Сегодня проблемы с организацией здесь по-прежнему существуют, но фестиваль движется, развивается, и, самое главное, приходит зритель. Я видел, как на показах действительно ломятся залы, как люди не могут попасть, как они заранее покупают билеты. Это очень здорово.

 Ради чего вы занимаетесь кинематографом? Есть ли у вас определенная цель?

У каждого человека должна быть работа. Он должен кушать, где-то ночевать, покупать какую-то одежду себе. Я выбрал такую работу просто потому, что сложилось так. Я из кинематографической семьи, и все шло к тому, чтобы я начал этим заниматься. Собственно, я после школы поступил во ВГИК, учился на режиссерском факультете и пока у меня нет каких-то мыслей, что нужно делать что-то другое.

 С вашей точки зрения, у российского кинематографа есть большое будущее, потенциал, если опираться на настоящий уровень?

Мне кажется, что российское кино в своем сегменте очень популярно. Авторское русское кино вообще гораздо более значимо, чем тот мейнстрим, который здесь производится. Мы не очень любим ходить в кино на массовые российские фильмы, потому что, как правило, это не очень удачно. А с авторским кино наоборот, оно ездит каждый год на все крупнейшие международные фестивали. Все национальные кинематографии достаточно независимы друг от друга, огромное количество фильмов создается в какой-то копродукции, например, фильм «Зоология» (фильм Ивана Твердовского, 2016 г. - прим. ред.) - это продукция Франции, России и Германии, хотя это чисто русское кино, на русском языке и про русскую действительность, поэтому здесь, с точки зрения ассимиляции, все это не имеет никакого значения. В первую очередь нужно отталкиваться от авторов, которые делают картины, того месседжа, который они хотят транслировать с экрана. Я вообще в этом смысле не вижу проблем. Мы очень любим говорить, что русское кино в кризисе и переживаем, как за больного ребенка. Все у нас нормально.

 А как тогда приобщать больше людей к авторскому кино?

Это как читать книги, если ты не хочешь, ты не будешь. Мы ведь каждый день просматриваем ленту Facebook, но когда вы последний раз брали в руки книгу? Тоже самое и с кино: есть разного уровня просмотры, есть фильмы, которые мы смотрим, чтобы отвлечься и себя развлечь, а есть фильмы, с которыми мы проживаем какую-то определенную жизнь. Это делать искусственно невозможно.

— Ради чего вы снимаете фильмы?

Безусловно есть мои мысли, высказывания, которые, мне кажется, проще сформулировать в виде кинематографии, какую-то фразу, слово я формулирую за счет фильма. У меня нет цели развлечь публику, я не занимаюсь каким-то шутовством, мои фильмы достаточно серьезные, остросоциальные и тяжелые.

 Какую реакцию на свои фильмы вы ждете от зрителей?

Мне хочется, чтобы человек пришел и задумался о чем-то, чтобы он немножко включил свой мозг относительно проблем и вещей, которые вокруг нас происходят. Можно бесконечно откладывать общеважные нюансы и детали, но все равно, рано или поздно ты с этим столкнешься. В этом смысле кино очень сильно помогает и, когда возникают вопросы, мы иногда идем в кинотеатр. Поэтому мне хочется, чтобы тот зритель, который приходит ко мне, смог бы найти ответы на вопросы, которые у него сформируются.

ХАННА ПОЛАК

режиссер, оператор, продюсер, член жюри национального конкурса на ПКЧ 2016


В чем, на ваш взгляд, состоит значимость фестиваля «Послание к человеку»?

«Послание к человеку» — это попытка донести важные картины, важные по-разному: и социально, и творчески. Всегда уклон идет на темы, трогающие общество, о которых нужно говорить, существенные для людей, для публики, которая сюда приходит, и вообще для человека. Одни фильмы более важны своим посланием, другие своим исполнением, и, конечно же, лучше, когда это объединено. Некоторые из этих картин снимаются в каких-то очень трудных условиях, запрещенных даже.

 А ради чего вы снимаете фильмы? Какова ваша цель?

Ну, я думаю, что цель разная, потому что, несмотря на то, что это творческая работа, это все же ещё и моя профессия и к этому есть ещё чисто профессиональный подход. Что касается фильмов «Дети из Ленинградского» и «Человек живет для лучшего», они сделаны с желанием донести, что существует группа людей, и в том числе детей, которые брошены всеми, которые никому не нужны, которые живут как бы вне общества, оно их не замечает. Я не согласна с этим. Я хочу показать зрителям изнутри красоту этих людей, которых мы легко «откидываем», которых мы очень легко судим, на которых очень легко смотрим сверху. Я хочу показать, что это неправильно, что «человек» — это непоколебимое состояние души, которое всегда есть где-то глубоко, независимо от окружающих его условий. Эти два фильма были выражением протеста, желанием показать обществу, что это ненормальная ситуация, когда общество оставляет детей выкинутыми, никому не нужными. Это проблема существует для всех стран, но на разном уровне. И ее надо решать, ее нельзя просто оставить. И первоочередная задача этого фильма рассказать и вызвать у людей желание изменить эту ситуацию, кто как может. Я считаю, что жизнь настолько коротка, что нужно делать фильмы, которые могут что-то изменить,

 Какой реакции на ваши фильмы вы ожидаете от зрителей?

В принципе, я оставлю это зрителям. Мне приятно, когда я вижу, что фильм трогает людей, что они прочитали, что я хотела сказать. Но я думаю больше о самой истории, что меня больше затрагивает в момент съемки, чем о том, как бы сознательно вызвать какую-то реакцию у зрителей. Когда уже идут показы, там, конечно, мне интересно, как люди прочитают определенную символику или испытают ли они определенные чувства к героям. Например, как я уже сказала про мой фильм, я надеялась, что люди посмотрят и попробуют как-то изменить ситуацию. Одна женщина в Мексике, выйдя с просмотра в слезах, подошла ко мне и сказала такую фразу: «Я обещаю тебе, что впредь я буду матерью лучше». Я думаю, что это самая лучшая критика, которую я могу услышать. Такие ситуации мне очень дороги, люди писали мне письма, что благодаря моим фильмам они ушли в искусство, их это вдохновило. Если я знаю, что фильм подтолкнул людей на то, чтобы делать добро, чтобы видеть больше в жизни, чем просто свой эгоистичный мир, направленный только на себя, значит мне кажется, что я выполнила свою работу успешно.

 С вашей точки зрения, у российского кинематографа есть большое будущее, потенциал? Если опираться на настоящий уровень.

Я не могу говорить о кино этой великой страны, здесь есть своя уникальная культура, которая складывалась веками. Естественно, было лучшее время, было худшее. Сейчас документальное кино явно испытывает проблемы из-за совсем небольшого бюджета и отсутствия какой-либо поддержки. При этом, конечно же, есть и уникальные картины, снятые чуть ли не в гараже, которые как-то пробиваются и приносят нам что-то новое, они идут против течения. К сожалению, трудность документального кино еще и в том, что здесь приходится быть продюсером, режиссером, снимать самому, собственноручно монтировать картины. Это немного неправильно. Фильм — это работа команды, а не одного человека.

ФЕЛИКС ЯКУБСОН

режиссер, сценарист, участник национального конкурса на ПКЧ 2016



 В чем, на ваш взгляд, состоит значимость кинофестиваля «Послание к человеку»?

Я бы прежде всего обратил внимание на программу фестиваля. Она составлена так, что представляет: и прошлое кинематографа, и сегодняшний день, охватывает все жанры. Это и документальное кино, и экспериментальное; современное кино и программы старых мастеров. Еще я бы отметил высокий организационный уровень фестиваля, слаженную работу команды, которая сумела сделать так, что просмотровые залы всегда заполнены зрителями, а на некоторые кинопоказы просто не попасть. Поэтому фестиваль этого года очень крупное, очень серьезное событие в мире кино.

 Ради чего вы занимаетесь кинематографом? У вас есть определенная цель?

Вы знаете, про любого автора можно сказать, что он делает то, чего не может не делать. Про меня можно еще сказать, что занятие кино — это результат «несчастного случая», произошедшего очень давно, еще в юности. На самом деле я шучу и это был счастливый случай, волшебная история. Дело было еще в 60-е годы прошлого века, мои друзья — заядлые кинолюбители дали мне во время загородной прогулки камеру, так просто, поснимать. Я взял ее в руки посмотрел в видоискатель и со мной что-то случилось. Я до сих пор не могу толком описать это переживание. Мне показалось, что в руках у меня магический кристалл и я обязательно должен разобраться, зачем он вообще и почему достался мне лично. До сих пор я живу под обаянием тайны, к которой прикоснулся тогда.

 С вашей точки зрения, у российского кинематографа есть большое будущее, потенциал, если опираться на настоящий уровень?

Мне сложно ответить на этот вопрос, потому что я не очень хорошо знаю сегодняшнее российское кино. Сейчас я вернулся во времена молодости, снимаю свои дневники. Но из самых общих соображений — Россия — страна богатая талантами, бесконечно молодая, она постоянно обновляется. А когда есть перемены, то будет обязательно интересное кино. Новое, нарождающееся несет в себе энергетический заряд, что обязательно отражается и в искусстве.

 О чем вы в первую очередь думаете, когда создаете кино?

В последние годы я создаю кино не так, как прежде. Когда я снимаю, я не думаю о том, что я потом буду делать с отснятым материалом. Снимаю я спонтанно. Моя задача — выбрать из окружающей реальности то, что достойно фиксации. Или, если я вступаю в контакт с тем кого снимаю — создать прецедент нового общения. Важно, чтобы происходило что-то живое, интересное всем. Потом я жду пока не возникнет ощущение, что энное количество съемок из архива могут быть объединены в фильм. Это как выбирать из россыпи предметов или собирать камушки на берегу моря. Идешь, подбираешь их, но не просто так, а со смыслом. Чтобы можно было выложить их на стол в определенном порядке и сказать другому: «Смотри как это интересно!».

 А какой реакции на свои фильмы вы ждете от зрителей?

Реакцию соучастия. Может нравиться или не нравиться, но главное, чтобы зацепило. Чтобы диалог, который, как правило, я пытаюсь достичь в своих съемках, продолжился благодаря тому, что я отобрал, смонтировал и отдал зрителю.


ЗАРА АБДУЛЛАЕВА

кинокритик, искусствовед, член жюри национального конкурса на ПКЧ 2016


 В чем, на ваш взгляд, состоит значимость фестиваля «Послание к человеку»?

Ну во-первых, миссия его — это приобщить как можно больше публики к неигровому кино, и она удается чрезвычайно, потому что залы почти что полные и даже жюри выдаются билеты, потому что нет мест. И это достижение. Второе, это то, что здесь очень изысканные и разнообразные ретроспективы, что очень важно.

 Ради чего вы занимаетесь кинематографом? У вас есть какая-нибудь определенная цель?

Мы занимаемся тем, что нам интересно. Можно ли назвать это целью решайте сами.

 С вашей точки зрения, у российского кинематографа есть большое будущее, потенциал, если опираться на настоящий уровень? Что нужно, чтобы повысить его значимость?

Создавать благоприятную среду и не мешать талантам.

Текст:
Анастасия Шишкина
Фото:
из личных архивов интервьюируемых