Мода на уровне DNK | Бинокль

Мода на уровне DNK

05 декабря10:01
257

Уже не первый сезон дизайнеры привлекают к участию в рекламных кампаниях и показах плюс-сайз моделей, блогеров-инфлюенсеров, активистов и просто своих покупателей. О том, какие изменения происходят в fashion-индустрии, и как это отражается на работе модельных агентств, «Бинокль» узнал у Дмитрия и Нины Кирстен — основателей международного модельного агентства DNK models.

Что привело вас к идее открытия своего агентства?

Н: Официально агентство открылось около четырёх лет назад. У нас был очень быстрый старт. Собственно, открытию агентства предшествовала в том числе моя карьера модели. Я работала много за границей, в топовых мировых агентствах. Начинала в 18 лет.

Д: Нина — одна из первых моделей Санкт-Петербурга, кто добился вершин. У нее было много зарубежных контактов, способствующих быстрому развитию. И это одно из наших преимуществ — Нина знает рынок изнутри. К тому же специфика нашего агентства — это букеры, которые раньше работали в индустрии или работают до сих пор. Они больше, чем модели: могут думать не только о себе, своей внешности, карьере, но и искренне переживать, заботится и давать, основываясь на своем опыте, правильные советы начинающим девушкам.

Название DNK models, что оно означает?

Д: У название нашего агентства двойной смысл. Первый, он на поверхности — Дмитрий и Нина Кирстен — DNK. А второй смысл более глубинный — наша модель должна быть не просто красивой девушкой, а кем-то большим… Сложно объяснить, но это идет изнутри. Можно сказать, что мы меняем ДНК… или ищем правильное!

Какие у вас требования к девушкам, которые хотят стать моделями DNK?

Д: У нас достаточно строгий подбор. Модель должна подходить по параметрам, 100% по росту и, конечно, главное — мы смотрим на лицо. Но все-таки я бы сделал акцент даже не на параметрах. Самое главное для модели — это все-таки personality: её личность, то, как она умеет располагать к себе людей, как общается, насколько это открытый человек, что у неё в глазах. Это важно для нас!

Н: Также значение имеет иногда и возраст. Приходят к нам и модели, уже имеющий опыт, даже работающие в других странах и желающие сотрудничать с нами, и, в принципе, это возможно. Или наоборот, бывает так, что приходят девушки совершенно без опыта, и мы их начинаем обучать. DNK models — единственное агентство в городе, у которых есть совершенно бесплатная школа для моделей, в которых мы заинтересованы. Для них мы проводим уроки, мастер-классы. Я даже сама провожу некоторые — по дефиле и фотопозированию. Также наши опытные модели, приезжающие из других стран, проводят мастер-классы. Мы даем своего рода интерактив — общаемся, делимся опытом.

А как проходит кастинг? Со временем что-то менялось?

Д: Сначала, конечно, мы работали со скаутами, сами искали. Сейчас каждый день нам поступает минимум 15-20 заявок, но проходят только единицы. Примерно одна модель из ста. Кастинг проходит в два этапа: онлайн-заявка и личная встреча.

Н: Иногда бывает, что мы замечаем кого-нибудь. Были истории, когда и в транспорте, и на улице мы подходили, знакомились, приглашали на кастинг. Например, недавно я одну девушку встретила в продуктовом магазине, и она сейчас развивается в нашем агентстве.

А были в вашей практике истории, похожие на сказку?

Н: У нас было несколько историй, как в сказке или кино. Была очень юная девочка, которую мы случайно встретили, а потом приехало международное агентство, но, правда, в Москву — там был кастинг. Мы вдвоём поехали на поезде, чтобы познакомиться со скаутом. Это было агентство Next. Девочке тогда было 15 лет.

Д: Представляете, у ребенка первые ощущения, когда со всей России съехались на этот кастинг сотни красивых девушек… Её тут же взяли. И когда она заходит, конечно, пугается, забывает английский, потом выходит вся в слезах: «Да? Это всё, всё?» А ей говорят: «У тебя контракт!» И вот эти ощущения счастья, когда в глазах аж слезы,  вот они и бесценны. Эта девочка сделала кампанию Gucci, поработала в Милане несколько раз, сейчас работает по всему миру. Достаточно сказочная история… И сейчас ей 18 лет, а график поездок расписан на полгода вперед!

Как проходит процесс выбора модели заказчиком, фотографом, дизайнером? Может ли модель сама искать себе работу?

Н: Клиент всегда обращается к нам — это наша работа. Мы проводим либо живой, либо онлайн кастинг. Например, сегодня у нас проходит кастинг для бренда Sella. Предварительно была сделана подборка, сейчас — живое общение с моделями, которые заинтересовали заказчика, назначаются даты съемок и совместной работы. Примерно так это и происходит.

Д: Если клиент заинтересован в конкретной девушке, то она перенаправляет его к нам, а уже профессиональные буккеры и менеджеры договариваются с ним. Нам очень важна совместная работа модели и агентства. Мы всем делаем бесплатно бук, фотографии, но если девушка хочет еще больше развиваться, то, конечно, для такого человека и нам хочется больше делать. Но, например, поиск клиента — это задача агентства, с которой мы очень хорошо справляемся.

В вашем инстаграме фотографии с Недель моды и в Милане, и в Париже, развороты Vogue. Как вы пришли к работе с мировыми брендами?

Д: У нас был быстрый старт, поэтому и с первым крупным клиентом мы поработали уже на первом году существования. У нас изначально была широкая контактная база. Это зависит и от наших партнёров — принимающих агентств за рубежом, и от самой модели. Если типаж подходит, то она будет на всех показах и во всех журналах, а если ещё personality хорошее… Конечно, для модели важно и знание английского языка.

Н: К нам приезжают скауты, которые отбирают моделей. Вот у нас и сегодня день насыщенный — вечером приезжает скаут из Милана, будет просматривать моделей для будущих контрактов, для следующей Недели моды, которая будет в феврале. И работа наша, лично моя как международного модельного буккера — отправлять моделей, имеющих уже опыт в России, в заграничные агентства и компании. Рассылаются бук, фотографии, информация о модели, а уже потом агентство заинтересованно приезжает к нам. Модели уже едут по контракту работать — это может быть и Европа, некоторые оттуда начинают, и Азия. Мы сотрудничаем только с топовыми проверенными агентствами. В некоторых я когда-то работала сама, некоторых представителей мы знаем лично, а с кем-то уже работали и знаем несколько лет. Это бывают контракты на месяц-два, больше — это уже чаще всего в Штаты.

Европа авансирует перелёт модели, её проживание в стране во время работы. Задача модели — выйти в плюс и уже заработать для себя.

А если посмотреть в соотношении, каких заказчиков больше  российских или зарубежных?

Н: Наши российские клиенты работают с нами регулярно — каждый день у нас проходят кастинги для брендов, дизайнеров, показов. В основном, Москва и Санкт-Петербург. Участвуют как девушки, так и парни, иногда вместе для масштабных мероприятий. Так во время Недели моды на рабочей площадке находятся около десяти наших моделей. Бывают более строгие кастинги, куда берут только одну кандидатуру. У нас молодой человек недавно съездил в Москву и сделал кампанию российского Reebok.

А работа за рубежом — это определенная периодичность всё-таки. У нас есть, конечно, модели, которые находятся за границей нон-стоп, а в Россию возвращаются, только чтобы обновить визу. Это примерно такой маршрут: Европа — Япония — Европа — Китай. В Азии индустрия развита, а модели, соответственно, очень востребованы — это комфортные и стабильные условия для работы. А потом снова Неделя моды в Европе для поддержания своего рейтинга.

А какие направления, страны сейчас особенно перспективны, чтобы делать карьеру модели?

Н: Это всё очень индивидуально и зависит от типажа модели. Например, есть коммерческие типажи, которые лучше работают в Германии, Испании, Азии. В Корее, Китае и Японии ещё популярен типаж cute face и teenager. Раньше девочки в 15-16 лет могли там работать, сейчас только с 18, потому что поменялся визовый режим. Есть типаж fashion — это более строгие черты лица или высокий рост (180-182), они востребованы в Лондоне, Париже, Милане, на Неделях моды. Соответственно, у них меньше шансов попасть на работу в Азию, но если модель сделала хорошие шоу и съёмки, то благодаря заслугам и репутации её может взять какое-нибудь топовое агентство.

Индустрия моды меняется — это подтверждают и Недели моды, и рекламные кампании. В чём вы видите главное отличие именно модельного бизнеса раньше и сейчас?

Д: Много изменений — всё меняется с каждым годом. Во-первых, конкуренция она всегда растёт — моделей становится всё больше и больше. В принципе, всех людей, причастных к этой сфере, становится больше: фотографов, дизайнеров, стилистов, визажистов. Соответственно, из-за этого в некоторых сферах может принижаться стоимость работы, что не очень хорошо для нас. Например, лет 15 назад топовые модели зарабатывали сразу за первую поездку себе на жизнь. Они были селебрити, зарабатывали много, хоть это было и не главное. Сейчас таких, конечно, стало гораздо меньше. Достичь топового уровня стало почти невозможно, особенно в Европе или Америке. Хотя вот у нас были девушки на Неделе моды в Милане. Одна делала показ Iceberg, другая — Armani.

А как вы относитесь к блогерам-инфлюенсерам, инстаграм-моделям? Они составляют вам конкуренцию?

Д: Я могу сказать. Мы начали брать блогеров. У нас есть такой опыт, и я надеюсь, что он не последний. Мы, конечно, принимаем их отчасти как медийных личностей, но всё-таки хотим видеть в них ту изюминку, что есть у моделей. Когда блогер попадает к нам, она обладает модельными данными, и мы все равно её начинаем немного преобразовывать. И это очень интересно. И ей как блогеру, и её подписчикам. Мы можем поменять цвет волос, стрижку, имидж, начинаем делать профессиональные фотографии.

А как относитесь к бодипозитиву? У вас, например, есть плюс-сайз модели?

Д: Стереотипы и понятие красоты сейчас практически стерлись. Это всё ярко видно на примерах Недель моды — что происходит, и какие тенденции в Европе. Плюс-сайз модели работают уже очень давно, это началось ещё, как я помню, с Америки, сейчас это активно в Европе. Насколько я знаю, даже Victoria’s secret в своей последней кампании сняли плюс-сайз модель. Что же касается России, мы идем сейчас к этому, так как к нам всё и всегда приходит чуть позже.

Н: Пока у нас нет, скажем так, большого количества плюс-сайз моделей в агентстве, но я не исключаю возможности, что они появятся. Иногда и запросы на такие параметры приходят. У нас рассматривают моделей разных параметров: и стандартных 90-60-90, и девушек размера 48 где-то. Это запрос клиента, и сегодня есть несколько девушек, которые могу подойти для этой работы. Они также есть у нас в базе, и, возможно, кто-нибудь из них получит работу. Опять же, важная составляющая — это personality.

Понимаю, что в вашем деле на такой вопрос отвечать сложно, но какие у вас планы на ближайшее будущее?

Д: Мы достаточно быстро развиваемся. Конечно, хотелось бы делать как можно больше показов у топовых дизайнеров на Неделях моды. Хочется участвовать в крупных кампаниях, находить ещё больше новых лиц в агентство. Это постоянное развитие… Я считаю, что не бывает такого, что встал на ноги, у тебя всё хорошо и можно расслабиться. Есть два варианта: либо деградация, либо развитие. Либо постоянный поиск, либо потеря. Мы планируем оставаться в постоянном развитии и поиске.

Н: Для нас DNK — это не просто работа, а семья. Мы проводим совместные праздники, раз в полгода стабильно. На Новый год, например, собираем всё наше агентство, приглашаем наших друзей. Главное в нашем агентстве — следуй за своей мечтой. С этой идеей мы открыли когда-то наше агентство и придерживаемся её до сих пор. Мы всегда спрашиваем девушек на кастинге: «О чём ты мечтаешь?» А дальше способствуем исполнению желаний.

Текст:
Маргарита Антипичева
Фото:
Официальные источники