Беседа с коллективом «Ночные грузчики» | Бинокль

Беседа с коллективом «Ночные грузчики»

30 марта14:21
257

После долгого молчания коллектив «Ночные грузчики» посетил культурную столицу в рамках гастрольного тура. Евгений Алехин и Михаил Енотов рассказали о положении дел в абстрактном рэпе, экономической ситуации в стране и литературных предпочтениях.


«Ночные грузчики» — московский дуэт, образованный в 2007 году. Парни сочиняют жесткие безнадежные тексты, выступают в жанре подпольного хип-хопа, не стесняются в выражениях.



Михаил Енотов и Евгений Алехин


Вы существуете уже 9 лет, не думали изменить музыкальную подачу?

Михаил: Хотим как Linkin Park (смеется). Мазафака, она сейчас настолько не модна, что делать ее — это круто.


Следите за тем, что сейчас происходит в музыкальной сфере, в частности, с абстрактным хип-хопом?

Михаил: В жизни не слушал. После СПБЧ и 2H Company вообще никого не слушаю.


Вам не кажется, что абстракный хип-хоп теряет качество и свою аудиторию?

Михаил: Да, уже не набирает, уже стал такой нишей. Все, кого я знаю, примерно теряют в аудитории по чуть-чуть. «Он Юн» понемногу набирает за счет того, что трется с нами, параллельно Максим с Феликсом тусит. У «Мукулатуры» за последние годы аудитория не выросла. В объеме примерно столько же людей и ходит на концерты, столько и слушает.


Евгений: Ну и пусть, рано или поздно все станет говном. Главное — чтобы я писал, чтобы мне нравилось, в принципе я не вижу для себя каких-то проблем. Если мне будет нечего написать, я сделаю перерыв, если захочу написать — напишу еще. Самое главное, что мы начали это делать, когда еще не было сформировавшегося жанра.


А материальная составляющая?!

Михаил: Сегодня мы получили больше, чем Путин зарабатывает в день.


Евгений: Сто тысяч рублей, каждый! (смеется)


Евгений: Че эти рубли сейчас... Если не успеем потратить до того, как они обесценятся, просто стены обклеим.


Михаил: Ну че, Жека, переводим в доллары или евро?


Евгений: Бояться нечего, зачем переводить. Это все равно, что плыть на «Титанике»: сидим кушаем, корабль тонет, а мы начинаем волноваться за столовые приборы, что сейчас наши вилки утонут. Наплевать на эти деньги.


Михаил: Не, мы начинаем говорить: «О, щас можно нажраться, пока никто не видит». Да, ты понимаешь, что утонешь и нужно нажраться...


Евгений: (смеется)...Черной икрой! Можно же веганом наконец-то не быть или начать в жопу пороться. Давай друг друга отжарим! Мы столько стебались над геями, но так и не попробовали, что это значит.



Как вы оцениваете своё творчество?

Евгений: Никто не может объективно ничего оценить. Есть такая закономерность, я заметил, что по-настоящему талантливые люди отчасти в себе не уверены, они никогда не понимают, что написали хорошо. А графоманам все время кажется, что блин, я написал что-то реально клёвое по ходу, надо, чтобы поскорее миллион человек это прочитало. Щас я напишу: «Женя Алехин из „Макулатуры“, прочитай, пожалуйста, хочу вас разогреть. Я единственный нормальный поэт из Воронежа».


Как дела со слушателями, сливаетесь в единый организм на концертах?

Михаил: Во время концерта это хочешь — не хочешь, но происходит. Какая бы аудитория не была. Сам факт того, что они присутствуют и они слушают тебя. Что-то возникает все равно, независимо от того, хочешь ты этого или не хочешь. Это всегда больше чем сумма индивидов, то есть рождается большее, чем сумма этих людей по отдельности. Мы кисло читаем, у нас музыка по умолчанию кислая. Если нас не раскачать, мы так и будем читать.


Часто приходится сублимировать?

Евгений: Я всегда сублимирую свою энергию в рэп-шифре.

Остаюсь мифом, метроном рифмы,
Фаворит битов, вчера ты думал, что убил меня —
Сегодня мы квиты.
Читать рэп — значит произносить систему слов, которая действует на ваши умы.
Ну как, готов?



Евгений Алехин - прозаик, музыкант. Пишет песни для «Ночных грузчиков» и  «Макулатуры». Не забывает упомянуть, что является веганом.


Евгений, расскажите немного о вашей писательской деятельности, ждать ли в ближайшее время чего-то нового?

Евгений: Я пишу повесть, не знаю, насколько скоро она будет. Хочется сперва альбом «Макулатуры» дописать, потом книгу. Чтоб писать хорошую прозу, надо все силы ей отдавать. Невозможно, мне кажется, одновременно. Получится как у Быкова тогда — такая же проза, когда ты 500 дел одновременно делаешь.


Что скажете о современной литературе?

Евгений: Она стала иллюзорнее (смеется). Технически многие научились писать лучше. Так же как, например, можно найти десять групп с абстрактным рэпом — восемь из них будут хорошо сведены и хорошо звучать. В принципе, достаточно иметь один макбук, скачать три программы, и ты все можешь классно свести и играть. Ну, за счет того, что всего этого так много, так доступно. Из-за того, что инструментарий настолько широк, у каждого все теряет в цене. Непонятно, как в этом говне что-то найти — с книгами то же самое. Их очень много, проще всего дать им отлежаться, а там после этого их и читать. Лучше всего читать то, что написано не сейчас, а 20 или 100 лет назад. Тогда ты точно можешь сказать, хорошая это книга или нет.


Каких авторов выделяете?

Евгений: Из зарубежных у меня есть пара любимых писателей. Уэльбека люблю очень часто перечитывать и люблю читать, Джонатан Франзен нравится. Джон Кутзее тоже один из любимых — веган, кстати, и нобелевский лауреат, отличный писатель, все книги прочитал с огромным удовольствием.



Как прошел ваш тур по городам России?

Михаил: Мы уехали — в Иркутске было -25, в Краснодаре +12. Мы реально очень много проехали.В Сибири хуже всего, у людей нет работы, нет какой-то веры. Не знаю, тут все как-то пооптимистичнее. На юге-то что, погода другая и близость к столице, как-то полегче. Мне кажется, Омск самый мрачный, такое у меня оставил ощущение. На Урале получше вроде. Вообще, стоило съездить, конечно.


Творческую деятельность планируете продолжать?

Евгений: Организм мой пока планирует продолжать жизнедеятельность, а там все как получится. Пока кишечник работает, я могу заниматься творчеством, как только перестану срать — перестану и на бумагу плевать. Всем вам удачной жизнедеятельности.


Текст:
Маша Шпинева
Фото:
Вера Самыловских